Войти Полная версия
Алексей Авдохин
02 октября 20:55
Кто решает, поедет ли Россия на зимнюю Олимпиаду?

И когда будет это решение? Подробности у Алексея Авдохина.


Россия после допинг-скандалов в последний момент получила допуск на летние Игры-2016 в Рио. Если кто-то думает, что проблемы позади, то ошибается. Перед зимними Играми-2018 сериал получит продолжение. Слишком много расследований, независимых комиссий и людей, которым выгодно конфликтовать с Всемирным антидопинговым агентством (WADA), Международным олимпийским комитетом (МОК) и Россией.


Разве у России снова проблемы с допуском на Олимпиаду?


Еще какие.


Полтора года назад перед Рио Россия фехтовала с канадским профессором Ричардом Маклареном, написавшим доклад о русском допинге, манипуляциях с образцами допинг-проб и прочих ужасах сочинской Олимпиады.


Теперь против России – две комиссии МОК, созданные для перепроверки фактов Макларена. И все идет к тому, что кое-какие из них будут подтверждены.


Какие ваши доказательства? О докладе Макларена


Что это за комиссии?


Их две. Обе подотчетны МОК.


Первая разбирается в возможных манипуляциях с допинг-пробами российских спортсменов в Сочи-2014. Ее руководитель – 70-летний швейцарец Денис Освальд (на фото ниже), олимпийский призер-1968 в академической гребле. Четверть века (до 2014-го) он руководил Международной федерацией гребли (FISA), а четыре года назад порывался в президенты МОК, но проиграл на выборах Томасу Баху.



Вторая – под руководством другого швейцарца Самуэля Шмида (на фото ниже) – проверяет наличие государственного участия в допинговой системе России. Поначалу комиссию возглавлял француз Ги Каниве (тогда еще вице-президент комитета МОК по этике), но он взял самоотвод по личным причинам.


Шмиду также 70 лет, в 2005-м он был президентом Швейцарии (его там избирают ежегодно), а сейчас входит в комиссию МОК по этике.



Они за нас или против?


Пока непонятно.


Факт: обе комиссии нацелены на поиск убедительных доказательств в своих расследованиях, не торопятся с выводами и точно не охвачены целью оставить Россию без Игр-2018 в Пхенчхане.


«Вероятнее всего, Россия потеряет первое место по итогам Сочи-2014. Есть достаточно доказательств, что некоторые действия там выполнялись авторитетным органом, министром спорта», – говорил Денис Освальд в декабре 2016-го, спустя несколько месяцев после создания комиссий.


Но тут же оговаривался: «Можно ли наказывать спортсменов, если они ничего не делали и не знали о том, что происходит?»


МОК точно не заинтересован в обострении и без того затянувшегося кризиса вокруг российских спортсменов. Топить и уничтожать их здесь, как и полтора года назад, не собираются.


Выгораживать, впрочем, тоже. Если получится проверить и подтвердить обвинения Макларена – так и будет. Если нет – объявят, что улик недостаточно.


На какой стадии расследования сейчас?


В середине сентября на сессии МОК в Лиме обе комиссии представили промежуточные доклады.


Освальд сообщил, что его расследование притормозило, так как обычная перепроверка проб не имеет смысла. Ведь в них, якобы, находятся подмененные образцы, которые естественно должны быть чистыми. Теперь доказывать будут в первую очередь с помощью экспертизы флаконов с пробами. Цель – найти следы вскрытия.


К расследованию привлекли кафедру судебной экспертизы университета Лозанны – ее эксперты разработали сложную методологию исследования царапин на пробирках и приступили к анализам. Со дня на день появятся результаты первой полусотни исследований, перепроверить планируется все сохранившиеся пробы россиян, а в первую очередь тех, кто продолжает соревноваться. Обвинения, если они появятся, будут предъявляться лично спортсменам, но они смогут выступить перед представителями комиссии с объяснениями.



«То, что комиссия Освальда не будет делать общего вывода, а пойдет по пути наказания отдельных спортсменов, хорошо. Это говорит о том, что бланкетного отстранения всей сборной не будет – ответственность понесут только обвиненные в употреблении допинга или манипуляциях с пробами, а чистым спортсменам бояться нечего», – обнадеживает спортивный юрист Дмитрий Морозов.


У Шмида еще более расплывчатые формулировки. Его комиссия встречалась и переписывалась с людьми, которые могут владеть информацией о системе спорта в России (их личности не раскрываются, это конфиденциально). Сейчас выясняют, достоверны ли их показания.


Пока все.


Когда это кончится?


В докладе Освальда обозначен четкий дедлайн: рассмотреть все дела до конца 2017 года. Шмид обещает новое заседание комиссии в конце сентября, на котором определится окончательный график работы.


В любом случае все решения будут приниматься уже перед самой Олимпиадой, как и полтора года назад. Следующая сессия МОК (где и примут решения) пройдет в Пхенчхане за несколько дней до открытия Игр.


Кто будет принимать окончательное решение?


Формально – МОК. Но совсем необязательно, что оно станет финальным.


Так было и перед Рио. Тогда МОК объявил о переносе ответственности на международные федерации, которые должны были на основании имеющихся фактов провести собственные расследования и принять самостоятельные решения по каждому спортсмену или команде в целом. А на себя взял только формальные ограничения, на которых обжегся – например, по недопуску на Игры спортсменов с допинговым прошлым.


А WADA?


Всемирное антидопинговое агентство (WADA) не имеет возможности влиять на решение МОК по российским спортсменам. Все, что осталось им – восстановление РУСАДА (российской антидопинговой структуры), для которого WADA требует комплекса мер. Главная из них и самая нереальная из существующих – признание выводов из доклада Макларена (а значит и государственной системы допинга в России).


Тем не менее изменение тональности в последних высказываниях представителей WADA удивительно.



«Комментарии делаются на фоне работы, которая осуществляется в России, а они смотрят назад вместо того, чтобы смотреть вперед», – так глава WADA Крэйг Риди (на фото выше) отреагировал на заявление глав 16 национальных антидопинговых агентств о необходимости отстранить российских спортсменов от Игр в Пхенчхане.


«В WADA идет внутрикорпоративная борьба, – поясняет Морозов, работающий в Канаде, где находится штаб-квартира агентства. – С одной стороны, их президент Крэйг Риди говорит о прогрессе в восстановлении РУСАДА и необходимости смотреть в будущее, не зацикливаясь на прошлом. С другой – гендиректор Оливье Ниггли настаивает, чтобы российская сторона публично признала выводы Макларена. Для России такое противостояние в целом, позитивно, но пока не совсем понятно, как его капитализировать».


И что Россия?


Как и раньше – ждет.



«Мы всячески помогаем обеим комиссиям, контактируем со всеми сторонами. Руководители комиссий – серьезные люди, которые не бросаются словами просто так. Мы с ними работаем – это работа рутинная, ежедневная. Нужно прислушиваться внимательно к тому, что говорит руководство МОК и WADA», – министр спорта Павел Колобков (на фото справа) подтверждает – нужно ждать.


Хотя кое-какие движения начались. Юрист Дмитрий Морозов в недавнем интервью Sports.ru призывал судиться с Маклареном, а уже через неделю три российских велосипедиста подали иск на Макларена в суд Канады.


Но в данном случае это вряд ли что-то изменит. Во-первых, это личная инициатива спортсменов, а не чиновников; во-вторых слишком долгоиграющий проект, чтобы повлиять на решение МОК по Пхенчхану.


Предпринимать какие-то действия сейчас уже бессмысленно – времени не осталось. Хотя и прежде, когда времени было с избытком, российская сторона прятала голову в песок.


Признать допинг или судиться с Маклареном. Других вариантов у России нет


Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein; РИА Новости/Валерий Мельников, Дмитрий Астахов; REUTERS/Pascal Lauener; Global Look Press/Ma Yan/Xinhua

Комментарии: 189
Комментировать
Новости СМИ2
waplog