Войти Полная версия
Алексей Авдохин
13 ноября 14:20
Мы уже бойкотировали Олимпиаду. Похоже, все повторится

Алексей Авдохин – о том, почему СССР не поехал на Игры-1984.



В конце 1983-го Советский Союз, пятый год воюющий в Афганистане, сбил над Сахалином корейский Боинг, в котором из Нью-Йорка в Сеул летели 246 пассажиров и 23 члена экипажа. США спустя два месяца вошли в коммунистическую Гренаду, а в ответ на советское вооружение развернули в Европе ракеты средней дальности. Хватило бы и одной зажженной спички.


У руля и ядерных кнопок сидели престарелые антагонисты – ненавистник коммунизма Рональд Рейган и тяжело больной Константин Черненко.


Взаимная ненависть не миновала спорт. В 80-м США с союзниками бойкотировали летние Игры-80 – в знак протеста против войны в Афганистане. В Москву не приехали 65 стран.


Четыре года спустя пришло время симметричного ответа.


***


Мстить за бойкот московской Олимпиады советские чиновники заранее не планировали. Да, на церемонии закрытия Игр-80 вместо американского флага в небо поднялось знамя Лос-Анджелеса, но тогда это выглядело мелкой пакостью, а не началом масштабной вендетты.


Зимой 1982-го в Москве гостил лояльный СССР президент МОК Хуан Антонио Самаранч (его сын сейчас в комиссии Освальда наказывает русских спортсменов за допинг в Сочи). На встрече с первым зампредом Совета Министров СССР Гейдаром Алиевым Самаранч интересовался вероятностью ответного бойкота.


«Мы никогда не опустимся до уровня Картера», – гарантировал Алиев, будущий президент Азербайджана.



Самаранча обманули. Но не только его.


Советские спортсмены готовились к Играм в Америке до упора.


Зимой 84-го топовые легкоатлеты летали в США на турне – в залах Нью-Йорка, Кливленда, Денвера, Детройта собирались десятки тысяч зрителей. В Лос-Анджелесе для них даже устроили экскурсию на «Колизеум» – арену, где должны были пройти церемонии открытия и закрытия Игр. Все команды сидели на сборах – кто на советских базах, кто на объектах дружественных соцстран.


Год назад журналисты The New York Times раскопали убойные доказательства, что СССР всерьез собирался в Лос-Анджелес. Экс-врач советской сборной Григорий Воробьев передал им документы, содержащие фармакологическую программу при подготовке к Играм-84.


«В данных программах не решен один кардинальный вопрос – применение инъекционных форм анаболических стероидов. Ввиду этого, программы носят вспомогательный характер и не могут обеспечить резкого прироста работоспособности и в конечном счете повышения спортивного результата в условиях Лос-Анджелеса. Причина отказа от инъекционных форм, по существу, только одна – отсутствие точных данных по срокам выведения», – в докладной одни чиновники предупреждали других.


Впрочем, уже следующим документом за подписью доктора Сергея Португалова инъекции разрешили.



***


О возможном бойкоте спортсменам не говорили до мая.


«Вся команда была на сборах в Сочи, когда к нам прилетел председатель спорткомитета Марат Грамов. Сообщил, что мы никуда не поедем, потому что американцы будут кормить нас отравленной едой, душить отравленным воздухом в раздевалках и прочей химией. Сказал, что они заботятся о нашем здоровье, поэтому на Игры никто не поедет», – вспоминал в интервью «Матч ТВ» прыгун с шестом Константин Волков.


Пловец Владимир Сальников тоже узнал о бойкоте на сборах. Сборная готовилась к Олимпиаде в Восточной Германии.


«Это прозвучало как гром среди ясного неба. Тучи, конечно, сгущались, но все равно получилось резко и неожиданно. Первое ощущение: под ногами разверзлась земля, и все туда полетело. Вокруг – как будто вакуум. Цель, на которую ты работал несколько лет, исчезла, какое-то время мы работали в оцепенении. Что делать дальше, было непонятно», – рассказывал Sports.ru нынешний президент Всероссийской федерации плавания.


Внезапно – главный эпитет из воспоминаний спортсменов того времени.


Никто не мог представить, что их судьбы разменяют так буднично и хладнокровно.


***


Первым о необходимости бойкота просигналил главный человек советского спорта того времени Марат Грамов. Председатель Комитета по физкультуре и спорту при Совете Министров СССР, а также глава Национального олимпийского комитета. Мутко, Жуков и Колобков в одном лице.



Марат Грамов


В апреле 84-го он составил для ЦК КПСС секретную записку «О сложившейся ситуации в связи с Олимпийскими играми в Лос-Анджелесе». Отдельные аргументы более чем 30-летней давности перекликаются с лексикой современных чиновников.


«Обструкционистская позиция администрации Рейгана создала серьезные трудности для принятия решения по участию в Играх. Продолжается психологическая обработка общественного мнения в США против приезда советской команды.


В данной ситуации Спорткомитет СССР полагает целесообразным активно продолжать подготовку спортсменов к Играм, усиливая пропагандистское давление на администрацию США. Главными требованиями, на наш взгляд, должны быть: письменная гарантия безопасности на государственном уровне, недопущение шантажа и враждебных психологических акций националистических организаций, создание доброжелательной обстановки вокруг советской делегации, соответствующей целям и идеалам олимпийского движения.


Если эти условия не будут соблюдены и администрация США не пойдет на создание обстановки доброжелательности, то от участия в Играх отказаться, но продумать такие меры, которые позволили бы ответственность за это возложить на США, создать благоприятное для нас мировое общественное мнение».


Спустя годы свидетели тех событий будут допускать, что Грамов, только получивший солидную должность, банально боялся за свою карьеру. В феврале СССР проиграл медальный зачет зимних Игр-1984 в Сараево, и новое фиаско могло вышвырнуть Грамова из теплого кресла в неизвестность.


Да, не удивляйтесь – даже в СССР иногда увольняли высоких чиновников за некомпетентность.


***


Уже через неделю генсек Черненко поставил подпись под постановлением Политбюро о пропуске Олимпиады в Лос-Анджелесе.



Константин Черненко


1. Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании.


2. Отделам пропаганды, внешнеполитической пропаганды, Международному отделу, Отделу ЦК КПСС совместно со Спорткомитетом, МИД и КГБ подготовить соответствующие документы. Разработать пропагандистские меры, которые позволили бы создать благоприятное для нас общественное мнение в мире и убедительно показать ответственность США за неучастие советских спортсменов в Олимпиаде.


3. В доверительном порядке проинформировать ЦК братских партий социалистических стран о нашей позиции и высказать просьбу о ее поддержке. Провести в мае 1984 г. в Москве рабочую встречу представителей ЦК братских партий социалистических стран.


4. Положительно отнестись к предложению Спорткомитета о проведении в 1984 году в социалистических странах спортивных соревнований по олимпийской программе. Внести указанный вопрос на обсуждение рабочей встречи представителей ЦК братских партий».


Бойкот поддержали 14 социалистических стран. Все они сошлют своих спортсменов на альтернативные соревнования «Дружба-84», результаты которых будут тщательно прикладывать для сравнения к олимпийским.


Откажутся только три братские страны – Югославия, Румыния и Китай.


***


Финальное решение, участвовать или нет, по бюрократическим порядкам того времени оставалось за Национальным олимпийским комитетом. На пленум 8 мая съехалось больше 400 участников. Проголосовали, разумеется, за. Единогласно.


«Вы бы видели, как голосовали участники пленума! После слов Грамова: «Кто за то, чтобы не участвовать в Играх?» я посмотрел в зал. Все подняли руки, но опустили лица. Стыдно было… Мы ощущали себя преступниками. В первую очередь перед спортсменами, которые здоровье положили на то, чтобы отобраться на Олимпиаду. В любительском спорте нет ничего выше Олимпиады, а мы отняли ее у молодых людей. У многих сломалась судьба», – сокрушался спустя году в интервью «Советскому спорту» первый зам Грамова Анатолий Колесов.


Впрочем, именно делегация во главе с Колесовым в конце 83-го привезла из США стопку претензий по организации Олимпиады: отказ принять чартерный рейс «Аэрофлота» и теплоход «Грузия» (он должен был стать базой советской сборной) в порту Лос-Анджелеса, недопустимое требований организаторов представить список всех членов олимпийской делегации и отсутствие письменных гарантии безопасности советских олимпийцев.


За эти причины советская пропаганда ухватится крепко.


***


Сразу после чудовищной новости из СССР о бойкоте в Москву снова сорвался Самаранч – в последней надежде спасти Игры он искал встречи с Черненко.


Но никто из первых лиц Союза, ответственных за решения, его не принял – на встречу с президентом МОК вытолкали безликого чиновника из Совмина и бывшего министра связи Николая Талызина, вообще не имевшего отношения ни к спорту, ни к решению о бойкоте.


«Я знал, что из этого ничего не получится. Поехал в Москву только для истории. Я должен был показать, что сделал все возможное. Пошли они к черту. Проигравшая сторона — это они», – разразится Самаранч в бессильной злобе после пустой беседы с Талызиным.


***


Западный мир логично воспринял бойкот ответом Союза на испорченную Олимпиаду в Москве.


«Это решение не имеет ничего общего с заботой о безопасности спортсменов, как представляет его советская власть. К бойкоту Игр в Лос-Анджелесе Советский Союз вынудило аналогичное решение США четыре года назад. Это месть, и ее ничто не отменит – ни гарантии безопасности, ни выполнение всех их требований», – писала газета «Chicago Tribune» в мае 84-го.


Американская пресса переживала, что на Играх не будет баскетбольной сборной СССР и других сильных спортсменов, но не сомневалась, что без стран восточного блока Олимпиада вызовет дикое внимание зрителей и – впервые в истории движения – спонсоров.


«Мы бы хотели заверить Советский Союз в полной безопасности для их спортсменов и зрителей. Оргкомитет Игр готов посетить Москву, если это потребуется и может быть организовано, чтобы убедить советских людей приехать на Олимпиаду», – наивная реакция мэра Лос-Анджелеса Томаса Брэдли.



Рональд Рейган


«Русские боятся, что их спортсмены воспользуются Олимпиадой, чтобы навсегда покинуть СССР», – президент США Рейган поначалу предлагал Самаранчу позвать на Игры генсека Черненко, чтобы вместе руководить церемонией открытия. Но позже Рейгана, по словам Самаранча, отговорили, да и Черненко в то время было уже не до трансатлантических перелетов.


***


Прочитав третий пункт постановления Политбюро, спортивные журналисты тут же взяли под козырек.


Страницы «Советского спорта» (единственной спортивной газеты) забивались пропагандой и раньше. Обличительный треш об ужасных перспективах Игр в США, проблемах безопасности, ценах и экологии Лос-Анджелеса, расположении спортивных объектов и олимпийской деревни, повышенной коммерциализация Олимпиады занимал по несколько полос в каждом номере.






Но после официального решения о бойкоте Игр спортивные журналисты получили новое задание: писать статьи от имени известных спортсменов, якобы одобряющих бойкот:


«В самом конце апреля или начале мая нас вызвали в Спорткомитет на Лужнецкую набережную к заместителю министра. Тот сказал: Политбюро приняло решение в Лос-Анджелес команду не посылать, должно быть решение Олимпийского комитета СССР, и вам предстоит подготовить выступления спортсменов. Мне, если не ошибаюсь, достался Третьяк. Хотя какое отношение Третьяк имел к летним Играм?» – признавался Юрию Дудю журналист того «Советского спорта» Владимир Гескин.


«Я могу корить себя только за то, что был таким, как все». История советской спортивной пропаганды


О том, кто из спортсменов не был согласен с линией партии, из газет того времени было не узнать. Только спустя годы.




«Мы вернулись со сборов, а там уже полным ходом развернулась мощная антиолимпийская кампания с привлечением известных спортсменов: мол, правильное решение, ехать в Лос-Анджелес небезопасно и прочая чушь. Меня, кстати, тоже подключали. Журналисты сочиняли тексты, а мы подписывали. А что? Время было такое. Но если честно, ни тогда, ни сейчас не знаю ни одного спортсмена, кто в самом деле бы так считал» – признавалась в 2000-х все тому же «Советскому спорту» бегунья Людмила Кондратьева.


***


Спортсмены, которые должны были выигрывать Игры-1984, но так никогда и не стали олимпийскими чемпионами:


Ольга Мостепанова (спортивная гимнастика). На играх «Дружба-84» в личном многоборье получила высшие баллы на всех четырех снарядах. Через год завершила карьеру из-за травм в 16 лет.



Наталья Юрченко (спортивная гимнастика). Лучшая гимнастка мира 1983 года. В 1986-м ушла из гимнастики.


Марина Степанова (бег на 400 м с барьерами). Мировая рекордсменка в 31 год вернулась после рождения дочери ради Олимпиады. В 1986-м (ей было уже 36) установила новый мировой рекорд и в следующем сезоне закончила карьеру.


Юрий Думчев (метание диска). Годом ранее Думчев закинул диск дальше всех в истории легкой атлетики, а на «Дружбе-84» его бросок оказался на 10 см дальше победного олимпийского.


Сергей Копылов (велоспорт, трек). Лучший спринтер трех предолимпийских чемпионатов мира – 81, 82 и 83 гг на московской Олимпиаде проиграл полуфинал. А в 87-м ушел из спорта из-за упавших результатов.


Александр Зиновьев (велоспорт, шоссе). Выиграл два чемпионата мира в групповой гонке – перед Играми в Лос-Анджелесе и после. На Олимпиаде не был ни разу.


Виктор Солодов (тяжелая атлетика). На турнире «Дружба-84» установил мировой рекорд, который никто не превзошел, пока их не обнулили из-за изменения весовых категорий. На следующие Игры не отобрался из-за проблем со здоровьем.


Анатолий Писаренко (тяжелая атлетика). Автор 17 мировых рекордов на Олимпиадах появился только тогда, когда стал президентом украинской федерации. Победивший в Лос-Анджелесе австралиец поднял в сумме 412,5 кг, Писаренко на «Дружбе-84» – 465.


Бенур Пашаян (борьба). Лучший борец-легковес двух предолимпийских чемпионатов мира. Через год после победы на «Дружбе-84» стал тренером.


***


И это далеко не все – бойкот исковеркал спортивные судьбы многим. Спортсменов лишали главного соревнования жизни, у лучших забирали очевидную возможность стать олимпийским чемпионом. И делали это свои советские люди, которые при этом ничего не теряли.


Одни исправили несправедливость через четыре года в Сеуле. У других упущенный шанс так и остался единственным на всю жизнь. Некоторые до сих пор живут с ощущением, что пожертвовали молодостью, здоровьем, личной жизнью впустую.



Спустя годы страна кинет их еще раз. Советская власть обещала приравнять всех призеров альтернативных соревнований «Дружба-84» к олимпийским чемпионам и гарантировала все поощрения, которые полагались за Игры – спортивные звания, премии, привилегии.


Когда в 2002-м чемпионам всех Олимпиад назначались пожизненные президентские стипендии, ни одного чемпиона «Дружбы-84» в списке не оказалось.


Самый точный итог тому бойкоту, той власти и тому времени в словах тренера волейбольной сборной Вячеслава Платонова, сказанных 20 лет спустя.


«Нам долго внушали, что спорт вне политики. Внушали те, кто сам жил по законам двойной морали. В 80-м у них спорт был вне политики, а в 84-м — наоборот».


Не повторит ли кто-нибудь через двадцать лет эти слова? Только уже про нас с вами и тех, кто принимает глупые решения.


Фото: РИА Новости/Юрий Абрамочкин, Владимир Вяткин, Сергей Гунеев; Gettyimages.ru/Steve Powell, Hulton Archive, Allsport UK

Комментарии: 511
Комментировать
Новости СМИ2
waplog