Войти Полная версия
Баудолино
06 сентября 21:50
Лучшие моменты русского баскетбола

Все лучшее – в исполнении российских игроков.


23. Блок Михаила Михайлова против Шака



На чемпионате мира в 94-м сборная России играла с американцами дважды, и команда Шака, Реджи Миллера и Шона Кемпа вовсе не показалась коллективом диковатых разгильдяев, о чем все узнали гораздо позже. Их тогда называли просто: «Дрим-тим-2».


Проиграть тогда США было само собой разумеющимся, и из встречи пытались извлечь минимальные дивиденды – индивидуальные проблески, яркие моменты и коллективную стойкость характера.


Например, Михаил Михайлов вывел из себя Шакила О’Нила – тот рассвирепел и провел после этого кошмарные для россиян полторы минуты.


Но об этих минутах не помнит даже сам Шак, а вот блок-шот сохранился.


22. Виктор Бирюков установил рекорд по трехочковым в 98-м


Действующий рекорд НБА по трехочковым был установлен в ноябре 2016-го: Стеф Карри, наконец, сделал то, чего все от него так долго добивались, и застолбил первенство за собой – 13 точных попаданий из-за дуги с 17 попыток в матче с «Новым Орлеаном».


Еще раз – в ноябре 2016-го, Стеф «Бросаю с 9 метров как автомат» Карри, под всеобщие уговоры, в лиге трехочковых.


Защитник «Локомотива» (Минеральные Воды) Виктор Бирюков реализовал 13 трехочковых во встрече с волгоградским «Аквариусом» еще в 98-м году. Понадобилось ему для этого 19 бросков.


О том, что что-то подобное может случиться, Бирюков вообще не подозревал. Предыдущий рекорд принадлежал Игорю Куделину (12 из 20), и когда защитник «Локомотива» дошел до цифры  в 10 точных попаданий, диктор объявил по стадиону, что может состояться рекорд. На Бирюкова начали бросаться по два-три человека, но за четыре минуты до конца он реализовал исторический бросок, причем завалил трехочковый с фолом.


Бирюков родом из Луганска, но в этом списке он не из-за ЛНР, а потому что в 90-е мастера спорта СССР оставались мастерами спорта СССР.


21. Реванш в матче с «Олимпиакосом»



В марте 95-го произошла одна из самых загадочных историй в российском баскетболе: игроки ЦСКА отравились накануне ключевого матча плей-офф с «Олимпиакосом» в Афинах, выступали в неполном составе и потерпели поражение. В заметках «Спорт-Экспресса» сразу после событий виновниками отравления назывались работники греческого клуба, действующие чуть ли не самостоятельно. Но, как минимум, в документальном фильме Ильи Стогова «Спортивный детектив» о тех событиях, который появился на «Матч-ТВ» один раз (и больше его нигде нельзя найти), прозвучали косвенные намеки, что все обстояло не совсем так и инициатива того поражения могла даже прийти из Москвы.   


Уже неважно.


После того случая «Олимпиакос» на долгие годы оказался для Москвы принципиальным соперником (еще до появления там Василиса Спанулиса).


И в ноябре 95-го ЦСКА открывал новый сезон как раз встречей с греками и их неугомонным американцем Дэвидом Риверсом. Красно-синие проигрывали на протяжении почти всего матча, но за несколько минут до конца сумели все же выйти вперед и победили – 96:91.


Армейцы реализовали 15 дальних попыток из 22, а ключевую роль в спасении сыграл Игорь Куделин – он забил шесть трехочковых, набрал 24 очка и отдал 9 передач.


20. Захар Пашутин устанавливает рекорд результативности в российском чемпионате – 55 очков


В конце 90-х саратовский «Автодор» бросал вызов ЦСКА и при этом умудрялся играть в веселый баскетбол, построенный вокруг фигуры разыгрывающего Евгения Пашутина. Команда здорово бежала, фантазировала, находила передачами своих основных снайперов, так что почти никто не удивился, когда Захар Пашутин в матче с «Локомотивом» (Минеральные Воды) настрелял 55 очков.


Половина из них была набрана после передач брата Евгения. Боевитый разыгрывающий после травмы руки так и не научился бросать, но зато понимал игру как никто и находил варианты для искуснейших взаимодействий.


19. 35 очков Михаила Михайлова в матче за бронзу на Евробаскете-97


Лучшее индивидуальное выступление российского игрока на международном уровне.


Россия неожиданно уступила в полуфинале 97-го сборной Италии, с которой тогда работал Этторе Мессина (67:65). Большую часть матча команда была впереди и уходила в отрыв на 8-10 очков, но в концовке плохо исполняла штрафные – точку тогда поставил Карлтон Майерс с линии штрафных после того, как после прохода Карасева «большие» не смогли выловить мяч в «краске».


В матче за третье место Россия играла с греками, которые нанесли им поражение на групповой стадии. И вот тут Михайлов неожиданно выместил всю злость за неудачу в полуфинале на последнем сопернике – 35 очков (16 из 21 двухочковых, 15 подборов, 7 перехватов, 4 передачи и 2 блока за 34 минуты). 


Тот всплеск, правда, всех расстроил еще больше – все же ждали, что сборная окажется в финале и будет бороться за золото. А центровой это ощущение не реализованных надежд лишь еще больше упрочил.


18. Василий Карасев – в символической сборной ЧМ-98



Карасев – символ российской сборной в 90-е, команды умной, дисциплинированной, какой-то неприлично интеллигентной, но при этом волевой и несгибаемой. Одной из ее определяющих характеристик была и универсальность: вторые номера могли повозиться с мячом, а первый не только задействовал партнеров – за счет своих индивидуальных умений он делал их немного сильнее.


На Карасева очень повлияла зарубежная командировка: общение с Петаром Наумоски, македонским Джорданом, который никому не давал мяч и лупил трехочковые в лоб, в «Эфесе» не прошло даром – не тянущий инициативу на себя и играющий от партнеров плеймейкер стал еще больше дорожить мячом и чаще атаковать сам. Прибавились и умения: в Турции от Карасева требовали прежде всего атаковать из-за дуги, так стабильный трехочковый стал такой же неотъемлемой частью игрового почерка, как скрытый пас, скоростной проход или всякие веселые штуки в раннем нападении.


Пожалуй, главным в игре Карасева была надежность: как бы ни складывалась его карьера, что бы ни происходило, он никогда не опускался ниже определенного уровня и не забывал о своей определяющей роли. Именно это было важнее всего: суть была не в набранных очках и передачах, а в том, какое влияние разыгрывающий оказывал на игру, как лепил ее сам, фактически создавая команду в том виде, в каком ее знали тогда. Почему-то запомнилась товарищеская встреча, которую команда проводила в Москве в 97-м, кажется, с чехами: Карасеву тогда уже в самом начале, после пары слаломных проходов, рассекли бровь, и на площадке он больше не появился. Россия, само собой, выиграла, правда, в гораздо менее ярком стиле, что, в общем-то, вполне нормально для товарищеских матчей, но тогда он выглядел абсолютно убитым и одним из первых ушел в раздевалку. В коллекции Карасева 96 матчей за сборную, и каждый из них должен был стать особенным.


Ну а самым особенным стал чемпионат мира 98-го, по итогам которого Карасев вошел в символическую сборную, а Россия вновь стала второй, и матч с Литвой – 31 очко за 34 минуты. Та команда охотно передавала знамя друг другу, но чаще всего оно оказывалось в руках разыгрывающего.


17. Сергей Базаревич – в символической сборной ЧМ-94



Лучшим разыгрывающим Союза Базаревич стал уже к 90-му и своему первому чемпионата мира, на котором сборная проиграла в финале Югославии.


В 92-м Базаревич и сборная СНГ уступили уже в полуфинале Олимпиады сборной Хорватии (74:75), а в 93-м в финале чемпионата Европы – сборной Германии (70:71). Те поражения он позже назвал самыми обидными в карьере. Главным образом потому, что в тех матчах у самого Базаревича шла игра, но он не получал доверия у тренеров в ключевые моменты.


А свой лучший турнир в карьере разыгрывающий провел на чемпионате мира в Торонто. В 94-м году российская сборная дошла до финала, где проиграла Дрим-тим, а Базаревич был признан вторым игроком турнира по полезности, уступив лишь Шакилу О’Нилу.


«Они на нас напали, как следует. В группе мы оказались первыми, кто им оказал сопротивление. Там долго был ровный счет, а в итоге мы проиграли 17 очков, но показали, что можем играть. Как следствие, американцы вышли на финал сильно заряженными, здорово защищались. Мне повезло играть против лучшего защитника мира Джо Думарса, я бегал мимо этих Кевинов Джонсонов, а потом человек взял и… «кху-кху». Плюс мы были выжатыми после полуфинала. Мы играли вечером вторую игру, а финал был в час дня. Прыгнуть выше головы было сложно, мы были вымотанные, сказалась бессонная ночь на радостях. При другом раскладе, может, сыграли бы лучше. Но лучше играли американцы – все попадали, диктовали темп игры. Если играешь быстро, на 60 очках результативность вряд ли ограничится.


– «Бессонная ночь на радостях» – это как?


– Ничего плохого мы не делали. Не спали от радости, от понимания, что для нас это максимум, что мы чемпионы среди остального мира. Это была реальная Dream Team – Шакил О’Нил, Доминик Уилкинс, Реджи Миллер, Шон Кемп, Джо Дюмарс, Кевин Джонсон, Марк Прайс. Это потом они немножко ослабили давление. Тогда это была вторая Dream Team, там жуткие люди летали». (Обозреватель)


16. Броски Сергея Мони на ЧЕ-2011



Уходя из сборной, Дэвид Блатт признался, что его любимым игроком всегда являлся Сергей Моня, настоящий капитан и человек, на которого хочет быть похожа половина прогрессивного человечества.


Моня в сборной очень долго был недооцененным. Даже когда он делал что-то явно заслуживающее первых полос (ну как когда положил решающий мяч грекам на чемпионате мира в 2007-м), то это казалось чем-то случайным, не столь важным и второстепенным рядом с Кириленко, Хряпой, всегда требующими к себе трепетного отношения центровыми и держащими мяч защитниками.


Меж тем, Моня делал едва ли не самое сложное – закрывал три позиции, адаптировался к игре так, чтобы максимизировать полезность партнеров, не требовал мяч и минуты и в решающие моменты всегда готов был взять на себя ответственность.


Это эта его «ванильность», как говорят американцы  (ванильное мороженное гармонирует с любыми вкусовыми сочетаниями), и делала Моню идеальным для Блатта – универсальным солдатом, на которого всегда можно положиться и с которым не бывает никаких проблем.


Почти все поняли уже поздновато: примерно в 2011-м, когда Сергей Моня два раза спас сборную на групповых этапах и заложил путь наверх. Его броски в матчах против Македонии и Словении были бесценны и в турнирном смысле, но глобально они помогли по-другому понять саму природу той сборной и оценить ее потенциал.


15. Бросок Виталия Фридзона в матче с Бразилией на Олимпиаде-2012



Самое растиражированное попадание в истории российского баскетбола.


По понятным причинам: да, победа над Бразилией в группе была очень важна, но сами обстоятельства и форма броска Фридзона противоречили любой логике, здравому смыслу и ощущению высшей справедливости.


И именно это сделало попадание очень русским – сделало его баскетбольным ответом на вопрос «В чем правда, брат?!»


Сборная России практически проиграла концовку – Швед поучаствовал в разборках ярких талантов и уступил Марселиньо Уэртасу. Тот пошел в левую сторону и вывел бразильцев вперед за считанные секунды – 74:72.


Но играть с русскими в русскую рулетку бесполезно, и из накала фантастического матча родилась ошеломительная развязка, которая останется перед глазами навсегда.


Это было просто, логично и ожидаемо, но оттого еще более гениально. После выброса из-за боковой Виталий Фридзон выбежал на периметр и сильно оттолкнулся. Вверх, но не вертикально, а чуть ли не горизонтально. Но мяч почему-то все равно отправился прямиком в кольцо и уже тогда дал понять, что все это неслучайно, а лишь предвещает самое важное.


Фридзон также подсуропил Роману Скворцову – оговорка комментатора на эмоциях тоже останется в истории: до сих пор люди интересуются, зачем же этим безумным русским вазелин.


14. Победа над США в четвертьфинале ЧМ-2011 U19


Та команда с Карасевым, Кулагиным и Трушкиным – последняя надежда российского баскетбола на данный момент: столь же талантливой группы игроков пока так и не появилось.


Но значимым стало не столько третье место на том чемпионате мира, сколько историческая сенсация в четвертьфинальном матче. Постфактум, конечно, у сборной США, выступавшей без множества юных звезд, начали находить самые разные дефекты, но победа над американцами в баскетболе всегда выделяется – на каком бы уровне и при каких обстоятельствах она ни происходила.


Россия вела по ходу того матча 10 очков, но к концовке растеряла преимущество: Дмитрия Кулагина закрыли, разыгрался лидер американцев Джереми Лэмб, соперники включили прессинг по всей площадке. И тут загорелся Владислав Трушкин, в итоге набравший 14 очков в последней четверти – он реализовал несколько трехочковых подряд, а затем поставил эффектную точку одним из самых памятных попаданий в истории российского баскетбола. За полминуты до конца забил под сирену об окончании атаки, не доходя пары метров до трехочковой дуги.


Во взрослой карьере у лидеров той команды пока не получается чего-то подобного, но та победа все равно останется навсегда – не из-за предвкушения раскрытия потенциала молодых игроков, а как нечто вполне самодостаточное.



13. Выход ЦСКА в «Финал четырех» 96-го


В нулевых в ЦСКА пришли деньги, Михаил Прохоров и Сергей Кущенко, и постепенно все изменилось: выходы в «Финал четырех» для клуба стали чем-то дежурным, утратили эмоциональную привлекательность и превратились во многом в источник негатива – злорадное наблюдение за ежегодными мучениями красно-синих.


В 90-х все было совсем по-другому.


ЦСКА считался одной из самых скромных команд Евролиги: частые задержки зарплат, исключительно русские игроки с примкнувшими к ним в доску своими Джулиусом Нвосу и Маркусом Уэббом, незаменимый Станислав Еремин и постоянные попытки прыгнуть выше головы.


ЦСКА не стремился примерять к себе статус «флагмана российского баскетбола», но совершенно точно был «народной командой» от спорта оранжевого мяча. В мире, где противостояния наших и не наших  дарили самые сильные эмоции, за армейцами наблюдать было интереснее, чем за кем-либо еще.


Красно-синие были близки к тому, чтобы совершить невозможное еще в 95-м – но тогда пропустили «Олимпиакос».


В 96-м волшебное событие все же произошло – русский ЦСКА просочился в «Финал четырех» и на Берси играл с космическим «Пао» Доминика Уилкинса.


Третье место, которое армейцы все же выстрадали в противоборстве с «Реалом» после серии смазанных штрафных, ощущалось как вполне себе большой успех. По крайней мере, для российских клубов это был прорыв – к тому моменту ЦСКА не побеждал в Кубке европейских чемпионов уже 25 лет.


12. Победа на молодежном ЧЕ-2005 в Чехове



Официальное оформление российского «золотого поколения».


Молодежные чемпионаты начал разыгрывать с 92-го года, и Россия не завоевала на них ни одной медали. Лучшим результатом до этого было четвертое место в 2002-м, когда команда Хряпы и Мони немного пошумела в Литве.


В 2005-м все разом изменилось. Камерный Чехов, невероятный для баскетбола ажиотаж, уютная арена и целая группа ярких интересных игроков, чудесным образом дополнявших друг друга.


У остальных могли играть более талантливые звезды, но такой цельности, такой глубины и желания все изменить точно не было.


Именно 2005-й дал отмашку зарождению в середине нулевых связанных с баскетболом надежд.


Молодой тренер Пашутин, начавший применять опыт работы рядом с Ивковичем.


MVP Никита Курбанов, еще один российский комбо-форвард, умеющий на площадке все.


Егор Вяльцев, который разогревал публику своими энергичными данками и создавал ощущение совершенно неевропейского атлетизма.


Уже тогда поливавший Виталий Фридзон.


Никита Шабалкин, который тогда всерьез надеялся на выбор в первом раунде драфта.


И конечно, Антон Понкрашов, двухметровый разыгрывающий, в котором тогда видели русского Папалукаса.


Это поколение в итоге приложило руку к победам эпохи Андрея Кириленко, но лишь в качестве ролевых игроков. После Чехова ожидания от каждого, кто был в той команде, были запредельными – чуть ли не впервые в истории российского баскетбола молодежный турнир стал событием, вытеснил все остальное и заставил мечтать.


А мечты – это то, что с российским баскетболом никогда не ассоциировалось.


11. Тимофей Мозгов набрал 28+10 в финальной серии НБА



Мозгов как минимум на полтора года заставил переосмыслить глобальное место российского баскетбола.


Есть уровень финала НБА. А есть уровень российского баскетбола. И как-то всегда два этих понятия существовали если не на противоположных полюсах, но на очень далеких.


В Мозгове, конечно, 216 сантиметров, но все равно удивительно, что он умудрился довольно ловко закрыть пропасть между двумя бесконечно далекими островами. Полтора сезона планеты «финал» и «российский баскетбол» слились неразрывно – центровой своим приходом превратил «Кэвз» в одну из лучших защитных команд, Дэвид Блатт показал, что досконально знает, как его нужно использовать, сам Леброн Джеймс нашел идеального (ну почти) адресата для передач, а внимание к «большому мазефакеру» окончательно скрыло из вида российский баскетбол как таковой. 


Это было время торжества баскетбольных гиков – успехи Мозгова были настолько убедительны, что сами собой подтверждали многолетние попытки донести такие простые тезисы, как важность чернорабочих игроков, превалирование командной пользы над личной статистикой и роль тренера и системы для наилучшей кристаллизации таланта. Центровой лишь эпизодически выдавал результативные игры, не впечатлял количеством подборов, проводил на площадке не намного больше времени, чем в «Денвере», но при этом необыкновенно расцвел. Внимание к нему снимало и все остальные вопросы: и вся продвинутая статистика, и визуальный анализ, и специалисты, и сам Леброн Джеймс недвусмысленно твердили, что габариты российского центрового необыкновенно ценны для успеха клуба, претендующего на титул чемпионов.


И в этом смысле четвертый матч финальной серии (лучший для Мозгова по индивидуальным показателям) лишь подчеркнул, что все, что было до этого – важнее личной статистики. Центровой оказался против маленькой пятерки «Голден Стэйт»  и принялся ее разрывать – 28 очков (9 из 16 с игры, 10 из 12 с линии), 10 подборов. Но тот всплеск уже наилучшим образом иллюстрировал агонию «Кливленда» – рядом с Джеймсом не осталось совсем никого, и было понятно, что от Мозгова просят делать чересчур много. Не всегда заметная же работа центрового  в гораздо большей степени определяла результат, чем его атакующие всплески.


«Кэвз» тогда проиграли, и 28+10 остались в памяти просто символом самого периода, когда команда, претендующая на титул НБА, получила статус российской, а весь российский баскетбол – признание, пусть и в единственном лице «большого мазафакера», от самого Джеймса.


10. Мозгов и Каун – первые чемпионы НБА в истории российского баскетбола


У российского баскетбола на два титула больше, чем у Чарльза Баркли, Карла Мэлоуна и Реджи Миллера.


Лучшее, что вообще может быть в баскетболе, все же свалилось и на нас, пусть и спустя год. Совершенно неожиданным образом.


Хотя опять же от фразы «спасибо Леброну от российского баскетбола» начинается легкое головокружение.


9. Андрей Кириленко – первый по блокам в сезоне и в первой защитной сборной



При взгляде на раннего Кириленко постоянно возникала ассоциация с естественной средой: вроде бы неуклюжий гигант с длинными конечностями совершенно преображался на площадке, будто попадая в мир, которому он на самом деле принадлежал и из которого его вытаскивали на берег с помощью сети в виде послематчевой сирены. Ощущение, сопровождающее лишь самых великих.


В сезоне-2005/06 форвард «Юты» его подчеркнул, когда стал единственным третьим номером  истории лиги, которому удалось набрать больше всех блоков (220) в регулярном чемпионате. Кириленко попал в первую символическую сборную НБА, заявил о себе как о лучшем защитнике на периметре, завоевал уважение Кобе, а потом и помог «Джаз» дойти до финала конференции (почти 10 лет это оставалось высочайшей точкой для российских баскетболистов в НБА). Но все это осталось в тени самого главного – Кириленко запомнился едва ли не самым атлетичным белым игроком в истории спорта и даже в НБА подавлял лучших атлетов мира своими телескопическими конечностями, не предполагающими остановок пружинками в ногах, прической инопланетянина и телепатическим прочтением соперников. Форвард никогда не заморачивался ни на статистике, ни на владении мячом, ни на количестве бросков, но в том году он был настолько хорош, что это не могло проскочить и в цифрах – например, в матче с «Пэйсерс» он выдал 10 блоков, не самое очевидное достижение для третьего номера.


8. Андрей Кириленко – три файв-бай-файва (5 пунктов по 5 основным показателям) за карьеру


Файв-бай-файв – вещь крайне редкая и в самом доходчивом виде иллюстрирующая многосторонность игрока. За 30 лет в НБА зарегистрировано лишь 16 случаев, причем в исполнении только девятерых игроков. И лишь двое смогли засветиться более одного раза: Хаким Оладжувон оформил файв-бай-файв в 6 матчах, Андрей Кириленко — в трех.


 «Нет вопросов, это крутой результат. Но американцы похожих результатов могут «нарубить» сколько угодно. Кто-то в одной четверти набирает 15 очков подряд, другой еще что-то делает. НБА — такая лига, где любят считать. Но если бы я увидел у кого-то такую статистическую коллекцию, то, конечно, сказал бы, что это прикольно. Это ведь действительно показывает, что ты играешь не только в нападении и в защите, но и везде. Используешь все свои возможности на каждом клочке площадки. Но если кто-то попытается, сразу предупрежу: это очень энергозатратно и тяжело. И какого-то единого рецепта не существует. Разве что обычно five-by-five делают подвижные высокие игроки», – рассказал Кириленко много лет спустя Школе 2.0.


7. Бросок Сергея Быкова в матче за бронзу в 2011



Евробаскет-2011 – период, когда к Андрею Кириленко вернулась мотивация: после победы в 2007-м и неудачной Олимпиады президент РФБ, который еще до 30 лет мечтательно говорил о завершении карьеры, подзабил на национальную команду. В этом был, правда, и положительный момент: тренер Блатт натренировался выжимать все соки из всего материала, что был у него под рукой, будь то Сергей Быков в качестве лидера-слэшера или юный Тимофей Мозгов в качестве доминирующего центрового.


Эти знания Блатт с успехом применил в уже гораздо более боеспособном составе – Кириленко и его друзья увидели Лондон-2012 (и предшествующий ему Евробаскет-2011) в качестве пика карьеры и порадовали тренера полноценной заявкой.


Это была почти та же команда, что доказала свою мощь на Евробаскете-2007, минус Холден, плюс подросшие люди из молодежки-2005 – россияне играли не очень гладко, но добрались до полуфинала без единого поражения и лишь там наткнулись на будущих чемпионов – Францию с Тони Паркером и остальными звездами НБА (71:79).


В матче за бронзу с Македонией Бо Маккалебба борьба шла до самого конца – Сергей Быков взял инициативу на себя и вывел Россию вперед, а Дэмиан Стояновски промазал из-под кольца.


Не золото, но после нескольких лет неявок и шатаний та бронза, такая уверенная, с единственным поражением (и тем от чемпионов), убедила, что в полноценном составе сборная России по-прежнему топ Европы.


6. Победа над США в полуфинале 98-го



Последние медали постоянно удивляющего поколения 90-х.


В финальном матче Россия была впереди за минуту до конца (56:55), но затем все пошло наперекосяк: Александар Джорджевич реализовал штрафные, а затем Желько Ребрача сначала накрыл Михайлова, а затем забил после подбора на чужом щите (64:62).


Но навсегда останется в памяти то, что случилось в полуфинале против американской сборной, вернувшейся к непрофессиональным временам: за секунды до конца Сергей Бабков сравнял счет в игре с США, а затем Сергей Панов совершил слаломный проход через всю площадку и вывел команду в финал.


В этом случае комментатор тоже предстал частью произошедшего: Владимир Гомельский слишком явно потерял всякую надежду и тем самым только добавил сенсационности.


5. Попадание Виктора Хряпы в финале Евролиги в 2016-м



Все титулы ЦСКА были бы невозможны без российских игроков: без Сергея Панова, запал которого и в предпенсионном возрасте встряхивал ЦСКА, без снайперских подвигов Виталия Фридзона, без ключевой защиты Никиты Курбанова, компенсирующего недостатки Теодосича и ДеКоло. Но при этом все это, конечно, вспомогательная активность: все золотые составы ЦСКА – это команды с костяком легионеров и полной зависимостью сначала от Холдена, Лэнгдона, Папалукаса, Смодиша, Шишкаускаса, а потом – от Теодосича, ДеКоло, Хайнса и так далее. У армейцев, особенно в призывах эпохи Теодосича, всегда больше «своих» игроков, чем у кого-либо из команд, претендующих на титул, но традиционно принято считать, что ЦСКА – команда легионеров, так как в ней нет своих Диамантидиса и Спанулиса, Наварро или Юля.


2016-й все же немного отличается – ключевую роль вновь сыграли  ДеКоло и Теодосич, но без Виктора Хряпы и его триумфального выхода со скамейки совершенно точно ничего бы не было.


Сезоны в команде Итудиса получаются у капитана армейцев очень странными. У него сложные отношения с тренером, его преследуют травмы до такой степени, что Хряпу уже несколько раз успели списать, его бросок то испаряется, то возвращается в своей пиковой форме. Ветеран армейцев в полной степени воспринял статус легенды Евролиги – его скорее уважают за прошлые заслуги, но он время от времени показывает, что это уважение – не что-то там рудиментарное.


В финале с «Фенербахче» Хряпа оказался фундаментальным фактором для ЦСКА.


В 90-х был такой культовый музыкальный клип – человек идет по туннелю и попадает под машины, падает, встает, идет дальше, в итоге он распрямляется, и машина разбивается о него.


Это история о ЦСКА во второй половине с «Фенербахче». Экпе Удох сожрал ДеКоло, помощь Теодосича была спорадической, Воронцевич перебрал фолов, на скамейке воцарилась если не паника, то как минимум уныние.


И тут Итудис нащупал внутренний стержень. Практически случайно.


Внутренним стержнем и являлся Хряпа.



Когда он получал мяч, то забивал довольно сложные броски. Когда не получал, продолжал сражаться в защите, чтобы дотянуть до сирены и уберечь преимущество. Когда оно все же растаяло, он оказался ровно в том месте, где должен был оказаться капитан – и спас ЦСКА, переведя встречу в овертайм.


То касание – символ долгожданной и вымученной победы армейцев.


Хряпа как будто реабилитировал армейцев и одним мячом снял весь негатив, окружающий клуб.


Это мгновение сделало победу ЦСКА победой российского баскетбола.


3-4. Победы над хорватами в полуфиналах ЧЕ-93 и ЧМ-94


Сергей Базаревич запомнил хорватов на Олимпиаде в 92-м и последующие годы проявлял свою злопамятность на полную катушку.


Хорваты и без Дражена Петровича всегда выступали в качестве фаворитов. Кукоч, Раджа, Табак, Вранкович, Цветичанин и Комазец могли затмить любую команду в Европе яркостью звезд и как минимум на бумаге доминировали.


Но обе встречи в полуфиналах были решены в пользу более сплоченной, быстрой и ориентированной на заднюю линию Россию.


В 93-м Базаревич и Бабков взорвались 47 очками на двоих – 84:76.


В 94-м более мобильная и цепкая команда впилась в хорватов, сломала им игру и отдала последние силы рьяной настойчивостью в защите – 66:64. Базаревич и Бабков ограничились 29 очками.


Оба захода в 90-х создали баскетболу стойкую ассоциацию с чем-то волшебным.


Молодую никому не известную команду не признавали не только в мире, но и внутри страны:  перед ними ставили задачу выйти из группы, а они каждый раз перевыполняли самые смелые ожидания.


Совершенно не случайно, что Сергей Базаревич перед Евробаскетом-2017 вдохновляется именно теми играми – на них выбит штамп «фантастика».


2. Бросок Холдена в финале ЧЕ-2007



Едва ли не самая удивительная история вообще в баскетболе: двухнедельный прыжок от безнадежной депрессии к абсолютной эйфории.


В ту команду не верил вообще никто: сборная отправлялась в Мадрид с переживающим тогда игровой кризис в «Юте» Андреем Кириленко, просидевшим год на «банке» в «Чикаго» Виктором Хряпой, только начинавшим себя обретать в сборной Холденом и всеми теми, кто провалился двумя годами ранее. Всеобщий скептицизм только подкреплялся результатами товарищеских матчей, проведенных перед турниром. В восьми играх сборная победила 4 раза – с огромным трудом вырвала победу у чехов (Моня и Пашутин накидали 6 из 7 трехоковых в последней четверти), покуражилась над сборной Португалии и уже под конец, словно извиняясь, показала что-то более вразумительное в матче против Италии. В пассиве же значились поражения от Латвии (80:87), Литвы (66:76), Германии (65:66) и, конечно, самое запоминающееся – от Франции (56:92).


Достаточно вспомнить, что Сергей Чернов собирался уволить Блатта за неделю до старта Евробаскета, но все же раздумал.


С каждым матчем восприятие начало меняться: осторожные похвалы после победы над Сербией, робкие надежды после победы над Грецией и совершенное непонимание происходящего по ходу всего плей-офф.


Ключевым для определения успешности турнира по традиции должен был стать четвертьфинал. Поначалу главной задачей российских игроков было не упустить соперников. Но в заключительной четверти в перетягивании каната обозначился лидер, которым – к удивлению многих – стала команда Блатта: Холден самоутвердился за счет Паркера не только в защите, но и на чужой половине площадки, Хряпа продолжал бомбардировать кольцо из-за дуги (забив 5 из 5), Саврасенко и Моргунов сражались за подбор – и даже без Кириленко, усевшегося на скамейку с пятым замечанием, сборная довела встречу до победы (75:71).


Дальше уже было море по колено. Сборную Литву россияне просто не заметили. С места в карьер они начали игру 12:1, 18:3, 28:12 и не дали противникам ни одного шанса. Оказывать сопротивление пытался только Шишкаускас, на счету которого оказалось 30 очков, но его порыв остался частным явлением. Для российской команды тот матч стал, наверное, лучшим на турнире: Кириленко уже тогда заработал свое звание «самого ценного игрока» (29 очков, 8 подборов, 3 перехвата и 2 блок-шота), Холден и Хряпа поддержали лидера, «большие» царили на подборе, а защита местами ставила перед литовцами неразрешимую задачу, нивелировав даже минимальную помощь скамейки.


Ну а потом был финал, который и так помнят все. И бросок Холдена на последних секундах, и блистательную игру Кириленко, и потрясающую защиту, и личное достижение Дэвида Блатта в виде действий Антона Понкрашова, проявившего себя в решающие моменты.


Ту победу сам тренер окрестил триумфом Давида над Голиафом, отдавая тем самым должное соперникам, но продемонстрировав уверенность в себе и в команде: «Этот титул в моей карьере стал самым главным, так как я представлял целую нацию. Ну почему никто, абсолютно никто не давал нам ни одного шанса на победу? Если вы мне найдете такого человека, клянусь, я оплачу ему ужин».


1. Бросок Шведа в концовке матча с Аргентиной за третье место Олимпиады



Последний турнир «золотого поколения» российского баскетбола.


Сборная России приехала в Лондон в качестве одного из претендентов на титул, в качестве лучшей команды в истории российского баскетбола, в качестве безусловно главной команды страны.


Это все было очевидно еще до старта – но, как обычно, не для большинства.


Большинству сборная России вновь доказывала собственную состоятельность в каждом новом матче и вновь прошла путь от самого низа и недоверия во встрече с Великобританией Луола Денга до абсолютного восторга и предвкушения чуда в первой половине полуфинала с Испанией, который был убедительно выигран.


Тренер Блатт превзошел себя по гениальности влияния на игру. Не только в до мелочей выстроенной системе, но и по ротации дополняющих друг друга центровых, и по выживанию без легионера-разыгрывающего, и по гиперболизации талантов трио Кириленко-Хряпа-Моня, перекрывающих своими крыльями всю площадку, и по созданию заманивающей в сборную атмосферы, и по тому, как точечно, осторожно, словно скальпелем он орудовал юным Алексеем Шведом.


Андрей Кириленко не получил MVP, но вполне на него наиграл: его универсальность, желание помогать ровно там, где сложно, его лучшая защита и заразительная готовность умирать на каждом метре площадки – ровно те достоинства, вокруг которых и была построена та сборная. Лучший игрок в истории российского баскетбола сделал все от него зависящее, чтобы помочь сборной добиться невиданного успеха в своей истории.


Алексей Швед тогда только начинал учиться ходить по углям постоянных придирок и иррационального обожания. От него тогда зависело слишком много: он чаще других владел мячом, чаще других брал на себя ответственность, чаще других бросал (и не попадал). Швед опробовал роль мотора командного нападения, но, во-первых, ему не всегда хватало сил, во-вторых, он и не мог быть безупречен. Его турнир получился очень неровным: феноменальные игры, спорадические исчезновение, ошибки. При этом, за исключением провала с Испанией и невыразительной игры с Австралией, Швед всегда делал то, что нужно – его пик-н-роллы с «большими» обеспечивали сборной легкие очки, а в нужные моменты он не стеснялся брать мяч и бросать.


Швед много мазал и частенько проваливался в защите, но по итогам турнира все запомнят именно то, как он в одиночку тащил команду к цели. С Бразилией было лишь начало, с Аргентиной – феноменальное представление. Швед смело шел на штрафные, забивал их точнее, чем такой опытный человек, как Карлос Дельфино, и в нужные моменты попадал из-за дуги. 25 очков, из них 13 в четвертой четверти, и победный бросок, который установил новую планку перед будущими поколениями.


Фото: REUTERS/Sergio Perez (топовое), Yannis Behrakis; Gettyimages.ru/Doug Pensinger; РИА Новости/Михаил Фомичев; globallookpress.com/imago/Camera 4

Комментарии: 72
Комментировать
Новости СМИ2
waplog