Войти Полная версия
Филипп Прокофьев
05 сентября 20:57
На что способна сборная России?

Четыре матча в группе, одни похороны.


Можно ли добиться стабильности от Шведа?



На Олимпиаде-2012 Дэвид Блатт включил ручное управление и контролировал чуть ли не каждый шаг Алексея Шведа – защитник выполнял критическую роль в той команде, но его свобода была строго ограничена понятными рамками.


В сборной Базаревича таких рамок нет: Швед с тех пор уже вырос и превратился в одного из самых дорогих игроков Европы и уж точно в человека, чьи нестандартные для европейца качества дают ему право претендовать на определенную свободу.


В клубе это означает полную зависимость от настроения Шведа. В сборной эта зависимость не столь высокая, но она есть, и выдержать одинаковый уровень эффективности лидера на всем протяжении турнира у команды не получается. Семь потерь с Турцией Россия смогла пережить, 2 из 11 из-за дуги с Латвией – уже нет.


Сергей Базаревич начал прессинговать Шведа еще в первой половине, когда тот спешил и не всегда выбирал оптимальное решение:


«На мой взгляд, Швед очень уж торопился с бросками в первой половине и с некоторыми решениями во второй. И тут дело не в том, что он как-то особенно старался в защите: у каждого есть персональная ответственность».


Если бы Швед мог держать привычно высокий уровень принятия решений стабильно, то он бы откликался на имя «Джеймс Харден». То, что показали первые четыре матча, дает основания думать, что скорее есть больше оснований постоянно рассчитывать на него, нежели наоборот.


Во второй половине Латвии утонул не столько Швед, сколько вся команда в целом. Швед как раз пытался как-то переломить ситуацию, перестал сбиваться на легкие трехочковые и чаще шел внутрь (пусть и не всегда).


Пути для коррекции явно прослеживаются.


Есть ли у России проблема с розыгрышем?



Андрей Кириленко своим бесконечным оптимизмом может затмить любого сказочника – после матча с Бельгией он удивлялся, что кто-то вообще может говорить о проблемах с розыгрышем, когда для мяча имеется сам Швед.


Выборка Евробаскета-2017 дает немного другое понимание.


Прессинг Турции показал незаменимость Хвостова – Базаревич держал его на площадке так долго, что у того свело ноги.


Знакомство Багатскиса с Хвостовым дало новые данные: Латвия во второй половине бросила на разыгрывающего длинного Пейнерса, и атака постепенно начала сбоить – мяч не двигался так, как это было в начале, не получалось доводить его до Мозгова, не всегда получались хорошие ситуации.


Сергей Базаревич, правда, с последним не согласен:


«Я так не думаю. Мне кажется, что Пейнерс не создавал каких-то проблем. Проблема была в том, что Мозгова закрыли, и он не прочитал ситуацию. Порзингис пришел со слабой стороны и накрыл его. И вот это был неприятный момент. А так мы пытались делать какие-то вещи – но где-то не попадали свои броски».


Базаревич по ходу турнира нашел пару Дмитрий Кулагин – Швед, которая заведует розыгрышем в отсутствие Хвостова и не допускает серьезных проблем с организацией атаки. Но пока не настолько, чтобы от сомнений можно было отказаться: сам Базаревич признал, что под давлением Латвии «команда потеряла понимание того, как вообще хочет атаковать».


Возможно, это не проблема исключительно разыгрывающих.  


Может ли Россия остановить топовые атаки Евробаскета?



Чем Россия удивила на Евробаскете, так это главным образом защитой – сборная сделала неэффективным Османа, практически закрыла Богдановича (кроме третьей четверти) и очень некрасиво обидела Порзингиса.


Это три абсолютно разные команды, но против каждой у российской сборной, где формально в ротации хорошими защитниками считаются лишь Курбанов, Воронцевич, Антонов, Фридзон и – убирая за скобками защиту против пик-н-роллов – Мозгов, находились решения.


Тот коллапс, который произошел во второй половине с Латвией – идет скорее от психологии, а не от того, что соперник выделил какие-то глобальные недостатки. Характерно, что латвийцы победили не за счет любимых трехочковых, а за счет очков второго шанса, жесткости под чужим счетом и изменений в защите.


Единственный человек, которого Россия так и не сумела сдержать – это огромный Марьянович.


Что за тренер у сборной?


Как сказал сам Сергей Базаревич, в матче с Латвией команда показала светлую и темную стороны.


За время турнира сам тренер тоже показал разные стороны.


С одной, эпизодически его команда выглядит идеально управляемой и работает по учебнику. Глубокий разбор соперника, понимание того, кого и как нужно атаковать, как можно скрыть слабости, ротация, которая вряд ли вызывает множество сомнений, очевидные требования и заявленные цели – дети знают, что такое баскетбол Базаревича, и у него получается реализовывать свои идеи на паркете. Или, по крайней мере, доносить идеи и сетовать на то, что не всегда делается то, о чем просят.



С другой, есть вот эта история про «не получилось» – как в матче с Турцией, который, как говорил Базаревич, показал его как не самого лучшего тренера. Периодически проскальзывают странные моменты: проигранные подборы, дурацкие фолы на трехочковой, безалаберные передачи в поле – кульминацией всего этого стал пас за спину в исполнении Зубкова в матче с Бельгией, который уже застолбил за собой звание MVP Shaqtin’ a fool Евробаскета.


– Ну, по поводу вчерашнего «Гарлем Глоубтроттерс» – мы это уже обсудили.


Сегодня мы пытались убрать с площадки тех игроков, которые висели на фолах. Например, у Бертанса было три фола, мы хотели его снять, но не сделали то, что должны были. Вернее, не сделали то, что я хотел. Это вопрос в определенной мере к игровой дисциплине. У нас пошла мораль вниз, и мы, так сказать, начали плохо соображать. Не сыграли дисциплинированно в тот момент.


Это и есть те моменты, которые мне не нравятся, и они как-то все проявились сегодня. До этого мы их компенсировали. Но это такая история: сборная – это не клуб, ты делаешь то, что можешь, а воспитывать кого-то – сложно. Нужно донести, что играть дисциплинированно у нас лучше получается.


Мы можем никого не бояться в «клатче»?


После третьей победы над Бельгией Базаревичу задали такой вопрос: ваша команда выиграла все встречи в борьбе, уходя в концовки с равным счетом; значит ли это, что вы можете быть уверены в том, что игроки не растеряются в ключевые минуты?


У него не нашлось ответа.


В игре с Латвией команда проиграла еще до концовки, позволила себя смять и коллективно развалилась с неспортивным Антонова (теперь будем называть это «проклятьем «банок»), с проигранным щитом, с одиночеством Шведа, который только и пытался что-то изменить, с потерей уверенности.  


Базаревич причины кардинальной перемены объяснить толком не сумел. Но среди прочего предположил:


«Возможно, мы не верили, что вернемся».


В общем, вопрос о стальных этих самых остается открытым.


Есть ли у сборной зависимость от броска?



Предыдущие два состава команды, что ездили на Евробаскеты, играли в баскетбол, ориентированный на дальние броски. И этот баскетбол заканчивался очень быстро: Тимофея Мозгова в тех командах не было, одного Шведа оказывалось мало – плохой процент даже в течение одной из четвертей оборачивался поражением.


Сборная Базаревича пока не поражает дальнобойной артиллерией, но до сих пор умудрялась побеждать, даже несмотря на не совсем идеальный процент атаки из-за дуги.


Швед идет внутрь, Мозгов время от времени все же получает мяч, и даже можно сказать – по матчу с Латвией точно – что скорее пока где-то российские игроки не забивают то, что должны.


Фридзон, Воронцевич, Хвостов и Антонов пока не особенно показали все то, за что их ценят в их клубных командах.


Насколько можно доверять психологической устойчивости сборной?


Поражение от Латвии плохо не само по себе, а тем, как именно оно произошло.


Вот как попытался объяснить провал во второй половине Сергей Базаревич:


– Может, мы расслабились, играя очень хорошо. Может, дело в том, что мы и не удержали преимущество в первые минуты, получили легкие очки в свое кольцо и начали сомневаться. Они слишком легко вернулись в игру, это нас морально подкосило, а им дало огня.


Они всего лишь поменяли защитный мэтч-ап, а мы это не прочитали. Ничего страшного не случилось. Надо было играть пик-н-роллы, а не грузить внутрь. Мы много не забили, бросали с плохим процентом. Потом потеряли Воронцевича: я его оставил, чтобы он какую-то уверенность получил.


Мы не должны забывать, что мы играли на четыре часа позже. Усталость может быть и не видна. Возможно, это ментальная усталость. Мы еще не играли в 2 часа дня. Возможно, во второй половине у нас газ закончился. Это именно в голове – когда какие-то свистки, и ты должен противодействовать: а мы не смогли выдержать ментально.


Что теперь делать? Так нельзя сказать, надо посмотреть на команду: тут надо ручное управление вводить.


– Не пора поговорить с Воронцевичем?


– Да, возможно, пора.


Сборная постоянно трансформируется и, кажется, местами удивляет саму себя, как в хорошем, так и в плохом смысле.


Многие проблемы, визуализированные перед стартом, могут показаться теперь неактуальными, но важнее, чем все остальное – то, какая реакция последует на поражение. Действительно ли худшая половина на турнире – это просто психологическая усталость, а не системная ошибка.


Андрей Кириленко уверен, что все дело в психологии, ну и еще – в помощи «третьей стороны».  


Фото: fiba.basketball


Комментарии: 49
Комментировать
Новости СМИ2
waplog