Войти Полная версия
Филипп Прокофьев
08 сентября 01:03
«Игрок такого плана, как Швед, должен быть полным козлом, но он милейший человек»

Главный редактор BallinEurope сравнивает команды Евробаскета с пивом.



Эммет Райан – ирландец, который четыре последних года руководит проектом BallinEurope, одним из главных англоязычных сайтов о европейском баскетболе.


Ниже – сравнение баскетбола и гэльского футбола, панегирик Саше Кауну, рассказ о том, что такое пивная журналистика, и удивление по поводу сборной России на Евробаскете-2017.


- Ирландец, который пишет о баскетболе – это оксюморон. Как вас так угораздило?


– Все началось с того, что у меня не было возможности смотреть футбол. Когда мне было лет 11-12, футбол ушел на платные каналы, а мне очень хотелось смотреть спорт. Бесплатно был доступен лишь спорт по британскому телевидению, по каналу «4» – и там показывали американский футбол и баскетбол.


И я очень запал и на НБА, и на НФЛ. Я даже играл в течение трех лет в американский футбол после университета – никому не пожелаю этого, с тех пор мои голеностопы убиты. В баскетбол я никогда не играл, но заболел им с тех самых пор – тогда я в основном увлекался НБА, но случайно посмотрел Евробаскет-97, на котором Александр Джорджевич попал ту треху в матче с хорватами. После этого я не начал сразу же интересоваться европейским баскетболом, но тогда это привлекло мое внимание впервые.


Потом ты вырастаешь: смотреть игры по ночам – это не вариант. И при этом хочется следить за баскетболом – именно так я превратился в фаната Евролиги. Я немного писал о европейском баскетболе для общественно-политического сайта, и вот четыре года назад сказал мне: «Я возвращаюсь в Америку и не смогу больше этим заниматься. Ты не хотел бы попробовать?!» И я сразу же согласился.


Первый день работы пришелся на Евробаскет-2013, это был выходной между первым этапом и вторым этапом. Внезапно я оказался в самой гуще событий: я смотрел его из Дублина, у меня по-прежнему была основная работа в качества редактора отдела технологий, у меня была пивная колонка, а тут еще мое хобби превращалось в одну из моих постоянных работ.


- Что вы считаете своими главными удачами?


– Во-первых, это статья о Малкольме Дилэйни. Она была построена на том, что он побеждал во всех клубах, куда приходил – фигура Дилэйни привлекла интерес в Америке ко всем лигах, где он выступал.



Потом я бы назвал свой первый чемпионат мира, просто потому, что это очень насыщенно и очень трудоемко. «Финал четырех» Евролиги – это несколько дней, а такой турнир длится три недели. И очень сложно сохранять стабильность на всем протяжении этого периода, продолжать развлекать людей. То, что я сумел это сделать – это было мощно.


В-третьих, это моя поездка в Керри, это графство на юго-западе Ирландии, где я писал про команду «Трали Уорриорс». Трали – это городок населением в 20 тысяч. На каждый матч приходит как минимум тысяча зрителей при том, что зал вообще-то вмещает 650. Поверьте мне, их поддержка ошеломляет. И вот то, что сумел рассказать их историю, то, как эта команда низшей лиги стала частью культуры города.


В-четвертых, возможность комментировать Кубок Ирландии по баскетболу на ирландском. Им как раз нужен был человек, который бы свободно говорил по-ирландски и разбирался в баскетболе.


И наконец, знаю, что это звучит банально, но встречи с людьми. Это многое дает тебе лично: журналисты, игроки, болельщики… Ну вот например. Я, естественно, знал Патрика Янга, еще когда он выступал во Флориде. Следил за ним в Европе. Ну еще один здоровый центровой, делает то, что нужно, и все такое. И потом мы с ним встретились лично – и у тебя складывается совершенно другое впечатление, ты понимаешь, какой он интеллигентный, внимательный, как он вдумчиво относится к баскетболу. Такие моменты очень удивляют вас. Мы потом встретились после того, как «Олимпиакос» опять победил ЦСКА – и снова, он очень глубоко охарактеризовал игру Спанулиса, подметил много разных интересных вещей. Парень отбегал пять минут и провел весь матч на скамейке, но потом порадовал меня блестящим анализом.


- Вы же выросли в Дублине. Откуда вы знаете ирландский?


– Изучил ирландский благодаря отцу, вернее, благодаря «херлингу». Ирландский тесно связан с «херлигом», ирландским хоккеем, или, как метко выражается Джейсон Стэтэм, сочетанием хоккея на траве и смертоубийства.


Я учился в обычной школе и играл в «херлинг», а потом меня решили перевести туда, где была хорошая команда по «херлингу». И это была школа с ирландским.


Когда я туда пошел, то не знал вообще ничего, и это было страшновато. Я знал только «Ní thuigim» («Не понимаю») и пользовался этим выражением слишком часто.


Кстати, раз уж речь зашла о «херлинге». «Херлинг» – главная причина, почему в Ирландии не пошел в баскетбол. Был всплеск интереса в 80-х, когда у нас выступал Марио Эли. Но затем деньги ушли.


Слезы за Ирландию, доминирующий Каун, ФИБА vs. Евролига


- Самое сильное впечатление, которое подарил вам баскетбол?


– Это произошло недавно. Чемпионат Европы среди девушек U18, дивизион «Б», который проходил в Ирландии – впервые в моей жизни у меня появилась команда, за которую я болел. Обычно я сохраняю нейтралитет и смотрю на все как бы со стороны, здесь же ты чувствуешь то, что доступно другим журналистам, пишущим о своих сборных – эмоции, волнения… И тут мы играли с Великобританией, Израилем, Польшей, а  финале нас убила Германия, но, к счастью, мы уже прошли в следующий дивизион.


Первый раз я расплакался уже во время четвертьфинала с Израилем, это был наш лучший матч в рамках общеевропейского турнира. Но дальше я плакал еще больше, когда мы обыграли Польшу. Мне пришлось как-то привести себя в порядок, прежде чем идти встречаться с игроками.


Это девушки, которым по 17 лет, и я очень нервничал, когда говорил с ними – со мной никогда ничего подобного не случалось.


- А как вы влюбились в Сашу Кауна?


– Смотрел я Евролигу, и совершенно очаровало, как умно он играл под кольцом. Он знал, откуда ему нужно бросать, понимал, куда придет мяч. Считаю его очень эффективным именно как атакующий игрок, ну и добротный защитник, само собой. Я видел так много матчей, на протяжении которых Саша получал мяч пять раз подряд и забивал все пять раз, а потом ему просто переставали давать пасы.


Вот сейчас я вспоминаю одну конкретную игру. Три года назад ЦСКА играл с ВЭФ в лиге ВТБ – естественно, они легко победили. Они играют на Сашу четыре раза подряд – он все забивает. И в итоге у него оказывается на счету 10 очков – почему?! Ну почему нельзя было грузить на такого доминирующего «большого»? Он бы забивал под 30.



Я очень переживал за те команды ЦСКА, которые всегда проигрывали в «Финале четырех». И особенно, когда Каун ушел – и тут они взяли и победили.


Так что я рад за него – он хотя бы взял титул чемпиона НБА в «Кливленде», получил хоть какой-то бонус по итогам карьеры.


- К кому у вас еще иррациональная любовь?


– Огус Саваш, определенно. Ну такой здоровый бесформенный парень, медлительный, у него есть проблемы в защите. Но тебе прямо хочется болеть за него.


Не хочется частить с турками, но еще Эмир Прелдзич. Удивительно ненадежный товарищ во всем, когда нужно что-то сделать ценное. Но периодически его прорывает, как тогда с Австралией на чемпионате мира. Какие-то удивительные цифры, которые возникают на ровном месте.


Еще Джермейн Тернер. Он в этом году завершил карьеру в возрасте 43 лет. С годами начинаешь все больше уважать подобных людей.


- Вы – явный оптимист. Есть в европейском баскетболе что-то, что вас огорчает?


– Спор между ФИБА и Евролигой. Меня это адски бесит. Мне кажется, что обе стороны показывают себя совершенно незрелыми, показательно упрямыми. Подобного рода разногласия должны разрешаться довольно легко, но этого не происходит. Мы конкурируем не только с НБА, не только с другими видами спорта, но и со всеми видами развлечений – если наш продукт не будет качественным, то мы можем потерять многих молодых болельщиков и многих талантливых игроков, которые предпочтут другие виды спорта.  


Мне кажется, проблема в том, что ФИБА слишком спешит. Они должны видеть переход к такому формату как долгосрочную цель, но не делать все сразу. Я вижу в этом смысл, потому что во всех видах спорта национальные сборные привлекают болельщиков и телевидение. Они хотят сделать больше матчей сборной, и это логично, но проблема в том, что они принуждают людей к этому силой.



Если посмотреть на разлад между ФИБА и Евролигой, то можно увидеть, что ФИБА могла бы пойти на некоторые уступки в отношении Еврокубка, то в обмен они бы смогли выторговать время на «окна». И это было бы приемлемее для всех. Когда две структуры борются друг с другом, все теряют деньги. Квалификация будет гораздо хуже, так как сборные недосчитаются большинства игроков. Понятно, что такая система будет хорошо работать для маленьких стран: Великобритании, Бельгии, Финляндии… Единственное решение – это компромисс между двумя организациями. На данный момент у Евролиги нет причин доверять ФИБА, и ФИБА настроена точно так же. Если бы ФИБА открыто сделала первый шаг и пошла на уступки в отношении Еврокубка… Я всегда говорю, что нужно быть выше таких вещей и идти на уступки, и тогда все видят, что это другая сторона ведет себя глупо.


Очарование гэльского футбола, полуфинал ЦСКА – «Маккаби»


- Вы три с половиной года проработали в букмекерских конторах. У них вообще можно выиграть?


– Уф. Ну да, но для этого нужно пожертвовать всем.


У меня есть знакомый, который профессионально играл в покер и зарабатывал  примерно столько же, сколько я – он не был богатым. Он решил с этим завязать и стать профессиональным «гэмблером», и ему пришлось отказаться от всего. Выигрывать можно, но прежде всего вы должны думать о том, что обязательно проиграете. И именно в этом и состоит удовольствие.


- Вы написали две книги по тактике гэльского футбола. Объясните, что хорошего в гэльском футболе?


– Я играл с детства – когда ты играешь в «херли», то одновременно играешь и в гэльский футбол. У меня гораздо лучше получалось в «херли», но понимал я как раз футбол и постепенно начал работать в качестве судьи. Я занимался этим пару лет, пока не пошел в университет.


Я все равно ходил на матчи, подмечал разные вещи – в гэльском футболе в 90-е произошла целая тактическая революция, хотя до этого в течение ста лет он оставался неизменным, это как если бы схему 4-4-2 в футболе придумали вот только сейчас. И я заметил, что послематчевый анализ очень часто был просто никаким – журналисты в основном писали про страсть, про жажду победы и все такое, но никогда не объясняли, почему одна команда выиграла, а другая проиграла. Очень большой акцент делался на том, что происходило в последние три минуты – все остальное же игнорировалось.


И вот я был как-то на игре, и парадигмы рассказа о ней были настолько очевидны, что уже за 20 минут до конца я бесился, предчувствуя, что об этом напишут на следующий день. И я сказал себе: «В жопу все, у меня есть спортивный сайт, я что-то туда пишу, надо сфокусироваться на тактике». И я стал постепенно наращивать аудиторию, на это ушло примерно года два. Я немного зарабатывал на ставках на гэльский футбол – я как-то поставил на 34 важных матча за год и ошибся лишь трижды. И в итоге решил, что нужно написать книгу. Тогда я не занимался журналистикой, и было легко сфокусироваться на чем-то таком. Она хорошо зашла – я написал еще одну, она тоже все понравилась. Я бы написал и третью, но сейчас я уже вернулся в журналистику и просто очень сложно найти для этого время.


- Давайте сравним эмоциональную составляющую. Можете назвать самые яркие матчи в баскетболе и гэльском футболе, которые вы видели?


– Ну, в баскетболе я бы назвал полуфинал «Финала четырех», в котором ЦСКА проиграл «Маккаби», когда Тайриз Райс завалил победный мяч. Все на арене хотели обнять Виктора Хряпу, и дико обидно было за него. И, конечно, болельщики «Маккаби» – это нечто особенное.



В гэльском футболе я бы назвал игру 2012-го – в четвертьфинале Донегол обыграл Керри. Донегол выглядел лучшей командой в том году, а Керри традиционно считается очень неуступчивым соперником в каждом сезоне. Я предсказывал, что Донегол выиграет с разницей 5-6 очков, и так и получилось – но поверьте мне, во время матча это было совсем неочевидно. И особенно запомнилась реакция болельщиков Донегола – именно в тот момент они осознали, что все всерьез, они могут выиграть титул.


Два близких примера, оба разрешились за секунды до финального свистка. Но по эмоциональной гамме я бы все равно выбрал баскетбол, потому что там была нотка грусти из-за Хряпы – Керри же никто и не думал жалеть.


«Пивная журналистика» и Евробаскет-2017


- Что такое «пивная журналистика»?


– Ну, это не просто умение нажраться, это довольно серьезная вещь, на самом деле. По сути, это изучение крафтового пива, продукции микропивоварен.


Понятно, что Ирландия знаменита «Гиннеcсом», но столетие назад у нас было множество маленьких пивоварен. И в 50-х их все практически уничтожили, так как «Гиннеcс»  настолько вырос, что все выкупил. Во всей Ирландии остался только «Гиннеcс», и была еще одна пивоварня на юге, которая держалась, стала успешной, а потом в нулевых ее выкупил «Хайнекен».



Когда я учился в университете, денег не было, и я искал способы дешево доставать выпивку. У меня были друзья-инженеры, они организовали свою пивоварню, и у них можно было купить пиво дешевле, чем везде. Один из них стал особенно хорош в этом, но в итоге продал этот бизнес и стал работать инженером, что, конечно, гораздо надежнее. Так как он был моим корешем, я познакомился с владельцами других микропивоварен. И неожиданно в районе 2012-го их количество начало увеличиваться. В 2011-м их было 12, потом в 2013-м – 60, а сейчас уже больше сотни. И люди хотят узнавать больше об этом, так как мы не привыкли еще ко всем этим разнообразным вкусам. У нас были стаут, лагер, из Италии – Castello Rossa. И тут появились IPA (India Pale Ale), Black IPA, кислый эль, пшеничное пиво…


И вот в первый день работы в Sunday Business Post, 8 октября 2013-го, меня спросили, не хотел бы я вести колонку о пиве. Так вот я начал этим заниматься – брать интервью у пивоваров, объяснять вкусовые профайлы, анализировать деловую сторону, писать о фестивалях и так далее.


Самое интересное тут – это рассказывать происхождение марок, семейства развиваются совершенно по-разному. Это как и всякая другая журналистика – интерес тут в истории, в понимании того, зачем люди вообще этим занимаются.


Есть и другие плюсы. Обычно я работаю до 6-7, но когда я иду на дегустацию днем, то на этом все заканчивается. На следующий день, скажем так, я не очень хорошо себя чувствую.


- Пиво или баскетбол?


– Ну, конечно, баскетбол. Уверен, что я бы нашел способ заменить в своей жизни пиво.



 - А можете сравнить команды Евробаскета и марки пива?


– Без проблем.


Испания? Добротный IPA, надежный, действенный и дарящий наслаждение на протяжении всего вечера.


Россия? Кислый эль. Пиво на любителя, но иногда может зайти очень хорошо.


Турция – black IPA, это безумный вкус во рту, но ты все равно продолжаешь пить. Вот как бы я их описал. Очень странная команда.


Доверие к России, Швед, лучшее на Евробаскете


- Ладно, пора признать: вы вовсю хейтили сборную России перед турниром…


– Я, и правда, считал, что вам ничего не светит.


К самим парням у меня нет никаких вопросов. Если бы вы мне сказали, что они выходят на паркет в любой форме, кроме формы сборной России – без проблем. Но последние годы российская сборная вообще не тянула. В 2012-м она поражала характером и дисциплиной, даже больше дисциплиной. А потом парни всегда играли гораздо хуже, чем могут. На двух последних Евробаскетах они просто дерьмово играли.


Понимаю, что теперь у них есть Мозгов, теперь у них есть Швед, я знаю, что Виталий Фридзон – надежный парень, считаю, что Никита Курбанов вполне пригодился бы многим командам НБА… Но просто не доверяю им, когда они выходят в этих цветах. И то, что сделал Базаревич – он вернул эту дисциплину.


Они довольно хорошо организованы. Ну, хорошо, во второй половине с Латвией они развалились, без вопросов. Но зато в первой половине они выдали настолько умную игру, насколько вообще можно себе представить на этом турнире. Россия понимала, что она хочет делать, и она так хорошо разыгрывала все комбинации, так выкладывалась в защите, вывела из себя Порзингиса – все такие маленькие вещи показывают очень высокий уровень организации.


- Они убедили, что им стоит доверять?


– Я стал им доверять после игры с Сербией. Матч с Бельгией меня еще больше убедил – это была такая ужасная игра, но тут важен был именно результат. Когда вы побеждаете во встрече, в которой у вас ничего не получается, это очень важно. Россия плохо играла, но никакой угрозы не было.


И в перерыве матча с Латвией я думал, что Россию уже можно считать претендентом на медали. Если, конечно, они смогут поддерживать такой же уровень концентрации на всем турнире.



Но затем мы увидели их слабые стороны – когда соперник играет так атлетично и резко, как это делала Латвия, то у России возникают проблемы. Если им повезет с сеткой плей-офф, если они не попадут на Испанию или Хорватию, то вполне резонно думать, что они смогут пройти далеко.


Мне также понравилось, что ваша скамейка показала глубину. В матчах на выбывание это станет существенным фактором.


- Ок, ваш топ-3 после группового этапа?


– Испания по-прежнему, хотя она не выглядит командой, которую невозможно обыграть.


Хорватия мне очень понравилась, но им понадобится удача. Это команда, которая знает, что она делает, и это очень важно.


К Сербии я стал относиться более скептически. Хотя все играют немного хуже, чем я представлял, и проскальзывают слабости то тут, то там. Сербия вообще проиграла России, но я их пока оставлю на третьем месте.  


Но Россия не так далеко. Я вполне могут представить, что Россия навяжет Испании борьбу, и это не пустой комплимент. Если бы к Шведу, Мозгову и Курбанову был еще один игрок уровня НБА, то все было бы возможно.


- Как вы вообще оцените Шведа и Мозгова? В России к ним противоречивое отношение.


– Не очень понимаю, с чем это связано в случае с Мозговым. Швед – ок, он единоличник, он так ярко играет…


Меня очень удивил спад Мозгова после того, как «Кливленд» проиграл в финале. Он доказал, что может играть на этом уровне и приносить пользу. Прошлый сезон у него вообще не сложился, а теперь он еще и едет в «Бруклин». Бедный парень. Ну, по крайней мере, ему хорошо платят за это.


На мой взгляд, Мозгов растет по ходу турнира. С Латвией очень хорошо было видно, как он поймал игру, долбил Порзингиса, заставил его получить четвертый фол и всячески показывал: «Я сделал свою работу. Мне охрененно это нравится». Понятно, что он не стал лидером этой команды, но важной частью точно.


Швед – это Швед. Меня больше всего он удивляет после матчей: он такой милый и вежливый. Если посмотреть на него на площадке, то игрок такого плана должен быть полным козлом. Ну, такой единоличник, такой наглый.



Его, наверное, идеально дополняет Виталий Фридзон, который привык к безумным гениям на клубном уровне. Теодосич – это, конечно, гений, но у него много тараканов, с которыми приходится считаться. Швед – игрок другого типа, но с его необычностью тоже нужно считаться.     


- 3 игрока, которых вы иррационально не любите.


– Точно Руди Фернандес, и это именно иррациональная ненависть. Понятия не имею, почему я его ненавижу – флоппинг меня не беспокоит. Ужасных флопперов хватает.


Еще Гай Пнини. Никогда он мне не нравился. Мне он всегда казался просто каким-то бестолковым парнем, который случайно попал на паркет. И тут на днях он положил важный бросок против Германии. Ну бывает. Все равно я постоянно спрашиваю себя, что этот парень делает на таком уровне.


Третьего не назову.


Человек, которого я не хотел бы тут упоминать – это Хайко Шаффарцик, это безумный человек. Когда он играл во Франции, то он случайно вломился в дом соседа и решил уснуть у него на диване. Так что его я не буду называть, он слишком безумный. Так что здесь я просто хотел бы уточнить, что Шаффарцика я точно не ненавижу.


- Что вы больше всего ждете от Евробаскета-2017?


– Во-первых, Лука Дончич. Мне кажется, что в итоге он будет играть на месте второго номера, его игра в защите становится лучше, и он здорово пасует. При этом его организм растет, так что он может превратиться и в третьего номера. Это парадоксально, но я бы сказал, что в Европе он будет вторым, а в НБА – третьим, судя по тому, как там эволюционирует эта позиция.


Во-вторых, Лаури Маркканен, еще один молодой парень. Мне кажется, к нему так критично были настроены во время драфта из-за того, что трейд получился плохим для «Чикаго». Фаны «Буллс» в любом случае критиковали бы выбор, кого бы ни взяли, хоть Лонзо Болла. Маркканен вообще не обратит внимания на все то давление, что есть в НБА – ему приходится уже сейчас тащить на себе всю страну. Вы посмотрите, он только играл в NCAA, приехал на домашний турнир, получил национальную команду в полную ответственность – и что он вытворяет.



Я бы не стал говорить, что это новый Дирк Новицки. Но я бы не стал говорить такое ни об одном ребенке. Уверен, что он вырастет в очень хорошего игрока НБА, игрока стартовой пятерки, участника Матча всех звезд.


Я вообще не вижу в нем Барньяни. У того просто феноменальное отсутствие защиты, мне иногда кажется, что я, человек, который никогда не играл, мог бы создать ему проблемы. Барньяни – это антиединорог, и это исключение, а не правило.


Третье – это то, чем в итоге окажется Литва. У них классные болельщики, но сами они способны на все: могут взять серебро, а могут сгореть самым живописным образом.


В-четвертых, мне очень хотелось бы посмотреть на Россию в матчах на выбывание. В матче, который бы Россия выиграла, но при этом ее бы потерзали. Увидеть, как будет команда реагировать на такие ситуации.


И наконец, Пау, играющий вместе с Марком. Это наверняка его последний Евробаскет.


Пау против Франции два года назад – это один из лучших матчей, которые я видел в своей жизни. Не столько из-за эмоций, сколько из-за самой истории: его организм разваливался, но он продолжал драться, против Руди Гобера, такого молодого, красивого, атлетичного, и выжил в итоге каким-то невероятным образом.


Фото: Global Look Press/Joan Valls/ZUMAPRESS.com, Dmitry Golubovich/Russian Look, Norbert Barczyk/imago sportfotodienst; РИА Новости/Григорий Сысоев; twitter.com/action81


Комментарии: 20
Комментировать
Новости СМИ2
waplog