Войти Полная версия
Вадим Кораблев
02 июня 10:15
Все кайфуют от Зидана

Но стать таким, как он, несложно.



Зидан ненавидит три вещи: несправедливость, насилие и когда лезут в его личную жизнь. Он бы и жил в сумраке, но 30 лет публичной карьеры не совместимы с подобным режимом.


Чтобы стать Зиданом, не нужно ничего особенного – лишь несколько простых и доступных всем формул.


Мечтать как можно скорее повзрослеть. Ценить родителей


Родители Зидана сбежали из отравленного войной Алжира в Париж, а затем поселились в 16-м квартале Марселя – вместе с сотнями других эмигрантов. Шел 1954-й год: сторонники независимости Алжира от Франции как раз подготовили новое восстание, и начался кошмар, унесший жизни полумиллиона человек. Тем, кто успел уехать до начала пекла, крупно повезло. Родители Зидана не арабы, а берберы (группа народов, населяющих Марокко, Судан и Северную Африку), его отец никогда не воевал и поэтому не считался перебежчиком.


Зидан был пятым ребенком в семье, которая по меркам Франции жила предельно скромно, но в бедном марсельском районе Кастеллан считалась вполне обеспеченной. Папа работал кладовщиком в универмаге, а мама следила за домом. Денег хватало на небрендовую одежду, более-менее разнообразную еду и редкие шалости для детей.



Зинедин с родителями


Зинедин рос смелым и в любой момент был готов постоять за себя – без этого он бы никогда не научился играть в футбол на сердитых улицах квартала. Отец вспоминал, что мальчик мечтал реактивно повзрослеть: в 4 года он уговорил снять с его велосипеда два страховочных колеса, чтобы ездить, как взрослый. Вообще-то родители редко шли на поводу у детей и придерживались строгого воспитания: телевизор – по выходным, футбол – после уроков, домой – без опоздания. Но главное, что в топе важнейших принципов и законов семьи закрепились поддержка и взаимопомощь.


«Безграничная любовь – вот, что нас связывало, – рассказывал Зидан. – Папа с мамой могли быть непреклонными в каких-то вопросах, но всегда были справедливыми. Замечательное качество, которое, хочется верить, я унаследовал. Родители очень оберегали меня, хоть я и не получил той лиричной любви, которую мы знаем. Мой отец никогда не говорил мне, что любит меня. Но он любил меня больше всего. Я понял это по его опеке. Мне вообще повезло: я вырос в неблагополучном районе, а в таких местах ты учишься не только футболу, но и жизни».


Гордиться своим происхождением. Понять, что помогать другим – безумно важно


На пике карьеры футболиста Зидан переживал не только славу. Он постоянно терпел нападки националистов из-за корней своих родителей и оборонялся.


«На самом деле я никогда не покидал Алжир. Алжир живет в моем сердце. Я очень хорошо помню то время, когда я стеснялся происхождения. Но теперь я стесняюсь этого времени. Мой отец – алжирец, который гордится своими корнями. А я просто горжусь им. Он сказал мне, что иммигрант должен научиться работать в два раза старательнее, чем кто-либо другой. Я всегда помню о том, кто я и откуда родом, и я горжусь тем, кто я есть. В первую очередь, я кабил (берберский народ – Sports.ru) из Кастеллана, затем я алжирец из Марселя и, наконец, я француз».



Зидан – мусульманин. Во время работы спортивным директором «Реала» француз организовывал в Париже ифтары – угощения для постящихся во время Рамадана. Его двоюродный брат Рабаха говорил, что Зинедин никогда не стеснялся своих взглядов, разве что – невыполнения всех религиозных обязательств. Например, игроком не всегда соблюдал пост из-за режима.


Еще один важный пазл из жизни Зидана – благотворительность. Он спонсировал строительство детского отделения в одной из больниц Алжира и создал там фонд для развития социальных проектов, который возглавил его отец. Кроме того, Зидан активно поддерживает Европейскую ассоциацию по борьбе с лейкодистрофией (прогрессирующим склерозом мозга).


«Совсем не обязательно чем-то переболеть, чтобы начать помогать. Я верю в то, что люди обязаны помогать друг другу. Вот говорить об этом не люблю. В футболе много людей, которые беспокоятся о других. Я не уникален».


Не считать себя лучше других


Зидан – крайне спокойный и обстоятельный мужчина, которому неловко быть в центре внимания. «У меня нет страха перед публичными выступлениями, но я предпочитаю не делать их. Кому-то это нравится, а кому-то, как мне, это нравится немного меньше, чем остальным».


Образцовая скромность мешала ему, когда он начал тренировать «Кастилью» – сложнее всего было повышать на игроков голос. «Тогда я понял, что для общего блага надо уметь говорить игрокам неприятные вещи. Если ты начал заигрывать с кем-то – считай, все. Я вдруг понял, что умею кричать в перерыве матча в раздевалке, и это положительно влияет на парней. Правда, я это делаю не так часто. Думаю, у меня есть авторитет, и он не позволяет превратиться в тренера, который постоянно орет. Да я бы и не смог, это не в моем характере».



Про небывалую тактичность Зидана рассказывала Леся Иванкив – женщина из Украины, которая сбежала в Испанию, чтобы заработать денег на лечение дочери. С 2002 года она 8 лет проработала у француза домработницей. Сначала Иванкив не понимала, кто ее нанял: в агентстве ничего не объяснили, а самого Зидана не было дома первую рабочую неделю. Догадаться, кто хозяин, позволяли лишь семейные портреты на стенах. «Он очень культурный и добрый человек. Они с женой на удивление очень простые в общении люди. Ко мне относились великолепно. Ни разу я не ощутила с их стороны какого-то не уважения. Напротив – отношение было настолько теплым, что я чувствовала себя членом семьи».


Зидан принципиально отказывается от алкоголя. Чтобы поддерживать здоровье, он пьет по 4 литра воды в день и ложится спать не позднее 23:00. Это помогает ему оставаться максимально продуктивным на следующий день. «Я не очень понимаю ленивых людей и, тем более, ленивых футболистов. Наша профессия просто не дает такой роскоши».  


Быть преданным жене


Зидан женился в 1994 году на Вероник Фернандес, которая тоже родилась во Франции в семье эмигрантов – но не из Алжира, а из Андалусии. До замужества с Зинедином она преподавала классический балет. Зидан с юмором вспоминает их знакомство: «Узнал, что она хореограф, и на дискотеке продемонстрировал ей несколько па. Вероник это рассмешило, а через неделю мы начали встречаться». После свадьбы он настоял: его зарплаты (тогда – 6 тысяч евро в месяц в «Бордо») будет достаточно для двоих. Вероник бросила балет, чтобы следить за домом и впоследствии всегда быть рядом с их четырьмя детьми.



Брак серьезно повлиял на футбольное будущее Зидана. В конце 1990-х, когда он играл за «Ювентус», супруга тосковала в Турине: жаловалась на влажный климат и ругалась, что дети зимой часто болеют. В 1999-м директор концерна Fiat и президент «Ювентуса» Джанни Аньелли сокрушался: «Мне бы хотелось сохранить Зизу, но там всем командует его жена. Проблема в ней, и я ничего не могу поделать». В 2001-м, незадолго до трансфера в Мадрид, Зидан сказал: «Да, всем моим не нравится в Турине. Но жена одна ничего не решает – мы всегда разбираемся вместе».


Зинедин и Вероник живут вместе уже 24 года и стараются не слушать разговоры вокруг. «Мне незачем искать другую. Некоторые игроки сходят с ума от женщин, но не я. Когда заканчивались матчи, я предпочитал идти домой, побыть вместе с семьей. Мне не нравилось ходить на вечеринки с футболистами. Потому что ты прекрасно знаешь, что если пойдешь, то обязательно сделаешь глупости. А я не хотел их делать, потому что жена и дети – самое главное для меня, и я их очень люблю».


«Такого папу, как он, еще надо поискать, – говорила Иванкив. – Конечно, он неимоверно занят работой, но все свободное время посвящает жене и детям. Раз в месяц обязательно навещает родителей в Марселе. Семья для него – святое».  


Вероник называет мужа невероятно ответственным человеком, которому невозможно не доверять. После чемпионата мира 1998-го французские медиа распространяли слухи об изменах Зидана, не предоставляя никаких доказательств. Вероник мужественно пережила этот период, дав единственный комментарий: «Я доверяю ему больше, чем самой себе».



Одно из самых теплых воспоминаний Зидана – рождение первого ребенка Энцо. Он узнал о счастливом событии во время тренировки с «Бордо», немедленно убежал в раздевалку, прыгнул в машину и сорвался в больницу. «Я мчался по лестницам, по лифтам, по коридорам. И вот я добежал до палаты жены. Она была пуста, я развернулся и опять понесся по коридорам. Я заглядывал во все двери, искал новорожденных. В конце коридора увидел медсестру, которая катила перед собой детскую кроватку. И подбежал к ней. Она меня знала. Я даже не успел задать ей вопрос, который вертелся у меня на языке. Она остановилась, указала рукой на колыбельку и произнесла фразу, которую я никогда не забуду: «Это – ваш сын».


С тех пор главная миссия Зидана – быть хорошим отцом. В начале нулевых болельщики «Реала» попросили его заполнить мини-анкету, оценив по 10-бальной шкале свои главные жизненные роли. Вот что из этого вышло:


• футболист – 7 баллов


• сын – 9 баллов


• муж – 7 баллов


• отец – 10 баллов


Теперь Зидан еще и тренер, который за 2,5 года взял 9 трофеев – в том числе, три Лиги чемпионов подряд. Кажется, для оценки этого достижения 10 баллов точно не хватит.


Впрочем, главный успех в его жизни – не очередной кубок, а люди, с которыми он фотографируется после каждой большой победы.



Фото: instagram.com/zidane; EPA/Vostock Photo/Mohamed Messara; REUTERS/Denis Balibouse, Louafi Larbi; Gettyimages.ru/Michael Regan

Комментарии: 159
Комментировать
Новости СМИ2
waplog