Войти Полная версия
Валерия Ли
13 октября 11:11
Азаренко борется за сына. Как так вышло?

Еще она пропускает турниры и теряет вес.



«Понятно, что у нас еще будут трудные времена, но сейчас я чувствую, что мы преодолели сразу много разных препятствий», – сказала в апреле Виктория Азаренко.


Экс-первая ракетка мира тогда готовилась к возвращению на корт из декрета, а ее мама Алла неделей ранее узнала, что победила рак. Виктория, ее бойфренд Билл МакКиг и их четырехмесячный сын Лео жили в Минске с родителями теннисистки. В апреле туда приехал ее новый тренер Майкл Джойс, и они возобновили совместную работу, начатую еще в феврале в США, – меньше, чем через два месяца после рождения Лео. До приезда Джойса 27-летняя Азаренко интенсивно занималась физподготовкой. На тренировках, которые репортер New York Times описал как «разнообразные и творческие», ей спарринговал МакКиг.


«Я знаю, что Ви становится сильнее, потому что ночами остаюсь без одеяла, – шутил тогда МакКиг. – Она его стягивает».



Ровесники Азаренко и МакКиг познакомились на Гавайях, где она навещала друзей, а он, в колледже игравший в хоккей, работал тренером по гольфу на фешенебельном курорте. В начале сезона-2016 белоруска первой после Ким Клийстерс сделала престижный дубль «Индиан-Уэллс/Майами», летом сообщила о беременности, а осенью учила бойфренда русскому. Через четыре месяца после рождения их сына двукратная чемпионка «Шлемов» рассказывала:


«Никогда не знаешь, как человек отреагирует на отцовство в таком молодом возрасте. Но Билли обожает Лео и относится к нему очень трепетно. Еще он понимает, чего сейчас хочу я, и готов пожертвовать своим временем и провести его вдали от своей семьи, чтобы я могла еще пять-шесть лет поиграть и закончить эту главу своей жизни».


Однако такой долгосрочный план не осуществился: в начале лета на «Ролан Гаррос» Азаренко еще рассказывала, как МакКиг полюбил супы ее мамы, а в конце уже снималась с турниров из-за судебной тяжбы с ним. Как стало известно, пара распалась в июле, когда теннисистка готовилась к серии турниров в США, после чего Маккиг подал иск об опеке над сыном в суд Беверли-Хиллз. По законам Калифорнии, одной подачи искового заявления достаточно, чтобы никто из родителей не мог покинуть штат с ребенком без согласия другого или постановления суда. Предположения о том, что судебное разбирательство может переместиться в Беларусь, не подтвердились.



Лео оказался у отца, а Азаренко наняла команду адвокатов, в которую вошел известный израильский специалист по семейному праву Зив Вальнер, и якобы готовилась судиться с МакКигом не только за сына, но и за доход, упущенный из-за пропуска турниров (исчислялся миллионами долларов). В середине августа, когда о ситуации уже стало известно, теннисистка выпустила выверенное заявление, где говорилось, что они с «отцом Лео решают юридические вопросы», и она «смотрит в будущее с оптимизмом». Понятное нежелание делиться деталями семейной драмы Азаренко компенсировала программной речью:


«Одновременно заботиться о ребенке и строить карьеру не бывает просто, но я готова к этому испытанию. И я хочу выразить свою поддержку мужчинам и женщинам, которые, как и я, убеждены, что совершенно нормально быть родителем и при этом работать. Никто не должен оказываться перед выбором: ребенок или карьера. Мы все достаточно сильны, чтобы делать и то, и другое».



Быстро уладить разногласия не удалось: Азаренко пропустила US Open (плохие новости для МакКига в свете того иска об упущенном доходе), и ее последним сыгранным турниром остается «Уимблдон». С сыном, между тем, она все же воссоединилась, больше не скрывает его лицо и завела ему инстаграм. Отца ребенка в этом инстаграме нет, зато у него есть свой, где он так себя и называет – «папа Лео». В калифорнийском суде, впрочем, эти сетевые войны вряд ли будут иметь значение: по умолчанию отец и мать имеют совершенно равные права, и даже трудоустройство и доход роли не играют (при условии, конечно, что нет угрозы благополучию ребенка).


Азаренко продолжает тренироваться и по состоянию на четверг еще даже входит в заявочный лист турнира в Люксембурге на следующей неделе. Руководство белорусского тенниса надеется на ее выступление в финале Кубка Федерации через месяц, а болельщики беспокоятся, что она потеряла слишком много веса.



Судебное слушание, по неофициальной информации, прошло в Лос-Анджелесе этой ночью.


Фото: vichka35, billymac2, one_lost_gypsy

Комментарии: 104
Комментировать
Новости СМИ2
waplog