Войти Полная версия
Александр Головин
16 апреля 12:47
Фанаты «Динамо» разрисовали стену Цоя. Его поклонница считает, что это замечательно

Но есть и другое мнение.



Стена Цоя – задняя стенка гаража Московского окружного военного суда по адресу Арбат, 37. В 1986 году улица стала в пешеходной и почти сразу превратилась в главное тусовочное место города: ее заполнили уличные музыканты, художники, фокусники, продавцы сувениров и даже иностранные туристы. Арбат быстро оказался нарицательным словом – теперь в народе так называют пешеходные улицы других городов.


Дом 37 – исторический ансамбль, возведенный еще в 18 веке. Более того, это самый старый дом Арбата, хотя и перестроенный после пожара 1812 года. Зданием владел внук Екатерины II и графа Орлова, про него даже говорится в «Евгении Онегине»:


«Там Озеров невольны дани


Народных слез, рукоплесканий


С младой Семеновой делил…».



С 19 века здание перешло в собственность военных, и, кроме страшных приговоров в годы репрессий, там не случается ничего значимого. И вдруг в 1990-м на стене гаража появляется стена Цоя.


«Хотя изначально она возникла не как его стена, а как местный телеграф. Тридцать лет назад особо не было телефонов, и люди общались посредством наскальной живописи», – рассказывает Sports.ru Юлия Бурмистрова, которая, как говорят цоеведы, отвечает за стену. По ее словам, сначала надписи на стене просто оставляли те люди, которые тусовались на улице, но 15 августа 1990-го появилась фраза: «Сегодня погиб Виктор Цой».


Считается, что в ответ на это кто-то написал «Цой жив» – рядом со стеной дежурили фанаты певца. Дежурства продолжались до заморозков, постепенно стена прирастала другими надписями и рисунками в честь Виктора, пока не была расписана полностью.



Несколько раз стену пытались закрашивать, ее вандалили противники певца и просто хулиганы, а на выходных появился футбол. Строчку из песни – «Перемен требуют наши сердца» – написали фанаты футбольного «Динамо», недовольные примерно всем: от таблицы (13-е место) до неполученного стадиона и нестабильности руководстве. Одну из букв дополнил клубный логотип. Клуб поддержал инициативу ультрас и объявил конкурс в инстаграме: первый, кто сфотографируется на фоне надписи в атрибутике, получит билет на матч с «Краснодаром» на хорошие места.


В понедельник фанаты «Спартака» закрасили лого «Динамо» зеленой краской, а затем повесили на это место плакат Цоя. В это же время к стене подъехала уборочная техника и пыталась отмыть надпись. В муниципалитете Арбата ничего не знают о ситуации. «Не уверен, что могу как-то комментировать. Вообще про это ничего не знаю. Узнал из СМИ», – ответил на запрос Sports.ru муниципальный депутат Ефим Колодкин.



Мы позвонили и фанатам певца. Сначала слово Юлии Бурмистровой.


– В свое время я возглавляла инициативную группу по реставрации стены. Правда, она и состояла только из меня. Но это ничего. Хотя и реставрация так и не состоялась. Я получила разрешение от собственника, стена же в собственности Военного суда. Но затем все это необходимо было согласовать с министерством культуры. Нужны эскизы, проект, экспертная оценка проекта, чтобы своими действиями мы не нанесли непоправимый ущерб архитектурному памятнику. Все уперлось в людей. У меня нет знакомых архитекторов, которые могут составить проект, дизайн и смету. Вопрос денег тоже стоит: собственник давал разрешение на реставрацию с припиской о том, что не намерен выделять средства на это.


– Ваше отношение к акции фанатов «Динамо?


– По-моему, ничего страшного не произошло. На стене достаточно красиво написана цитата из песни Виктора Робертовича. У меня даже есть предложение людям, которые это сделали: «Ребят, у вас неплохо получается. Тут и душа видна, и знание текстов. Главное – вера в Цоя. Вы же для чего сделали – чтобы себя мотивировать и команду. Спустя 30 лет тяжело найти людей, так сильно верящих в Цоя. Может, надо объединить усилия, а среди многочисленных футбольных фанатов найдутся люди, способные составить дизайн-проект и смету?».


– Еще раз: вандализма вы не видите?


– Нет. Если бы они написали, как два года назад накануне даты рождения – «Цой мертв», – я бы посчитала это вандализмом. Если бы написали, что отныне это стена Кирилла Толмацкого, то есть Децла – была инициатива о создании его стены, – тогда тоже посчитала бы вандализмом. А здесь… Ну, правда… На стене Цоя красиво написана песня Цоя. Я не вижу в этом вандализма.



– А лого «Динамо»?


– Но там не нарисованы голые женщины. И половых органов тоже не наблюдается.


– Ее хотели отмыть.


– Думаю, сейчас это связано с тем, что под стену сойдутся люди, которые будут возражать. И которые будут это поддерживать. Там же был призыв фанатов «Зенита» фотографироваться с вещами на фоне стены. Представляете, какой поток туда придет? А у «Зенита» есть соперники. Например, «Спартак».


– Только «Динамо», а не «Зенит».


– Хорошо, «Динамо». И вот поклонники, которые увидели призыв, чтобы другие поклонники приходили и фотографировались на фоне стены и выкладывали в соцсетях... Они же не всегда сдержанные. А мордобой в районе Арбата не нужен никому.


– Как поклонники Цоя в большинстве восприняли акцию фанатов?


– Из тех, с кем общаюсь – а это взрослые и состоявшиеся люди, – я не встретила ярого сопротивления произошедшему. Ну, написали. За те лет 20, что мы ходим к стене, мы наблюдаем за ее жизнью. Она же живая для нас. Там периодически появляются надписи. Периодически я нахожу новые. Мы уже привыкли, что люди туда приходят и пишут. Не всегда это приятное нам. Но это для нас она стена Цоя….


Арбат всегда был тусовочным местом. Сейчас он такой же. На стене и сейчас много надписей вроде «Вася из Люберец был тут». Если считать любую запись, где нет признания любви Виктору Робертовичу и где нет цитаты из его песен, вандализмом, то можно полстены закрасить.


Такая акция фанатов – это здорово. Они пошли не к памятнику Ленину и не к портрету Путина, не на мост Немцова, не к памятнику Окуджаве и Пушкину. Если коротко, то я не столько за стену, сколько за память. Если память сегодня выражается с использованием логотипа футбольной команды, значит, футбол сегодня – самое модное направление. Думаю, когда в моду вернется Маяковский, на стене появятся строчки лесенкой. Камень все стерпит, а память – она в головах и сердцах. 


– Вы сказали про реконструкцию. А что конкретно хотели там сделать?


– Моя инициатива: давайте нарисуем красивый концептуальный рисунок, покроем ее антивандальной пленкой и оставим небольшой кусочек – одну треть – для надписей. Есть еще другая инициатива: оставим как есть, она живая, не трогайте ее.


Люди разные, мнения разные. Да, оскорбительным надписям не место. Когда появилась надпись, что Цой мертв, нам было обидно и грустно.


Кто-то любит его творчество, кто-то не любит. Кто-то не любит тихо, кто-то – громко. Сейчас вот выразили любовь к Цою – мне лестно, что они выразили к нему, а не к какому-то шансонье.


***


Отец Цоя Роберт в целом занимает такую же позицию и не считает надпись фанатов «Динамо» актом вандализма: «Все-таки прошло уже 30 лет, я отношусь к этому спокойно. Время идет, стена Цоя уже не является таким сакральным местом. Во многих городах такие стены вообще ликвидировали. Главное – что это остается в памяти народа. Мне не особо обидно, что стену закрасили. К тому же такие поползновения предпринимаются не впервые».



Главный цоевед страны и автор книги о певце Виталий Калгин выступил жестче. Sports.ru позвонил ему за комментарием. Кстати, вместо гудков у Калгина играет «Группа крови».


– Тут можно судить двояко. Роберт Максимович (отец Цоя – Sports.ru), с одной стороны, прав: за 30 лет стена потеряла свою роль. Тем не менее стена остается рукотворным памятником в Москве и имеет какой-то вес. То, что ее разукрасили динамовцы… Почему-то они не поехали разукрасить стену гаражного кооператива где-нибудь в Мытищах, потому что никакого резонанса и пиара там бы не было для них. А разукрасили в Москве – они получили, что хотели получить, привлекли к себе внимание за счет Цоя, которого знает вся страна.


Я не считаю, что они что-то изуродовали – написали «Мы ждем перемен». Но скажу, что в первую очередь надо быть людьми, а не скотами. Я к этому плохо отношусь. Считаю, что надо было самовыражаться за счет себя, а не за счет Цоя и группы «Кино».


– Это ваша гражданская позиция. А как фанат Цоя вы что почувствовали?


– Что можно почувствовать? Вандализм, грубо говоря. Почему-то фанаты группы «Кино» не расписывают динамовские стенки. У каждого есть свои. Стена на Арбате посвящена смерти человека. Человека, который умер. При чем здесь футбол? Вряд ли сам Цой это бы одобрил.


– А если бы написали просто «Мы ждем перемен» без лого клуба?


– Тогда это было бы совсем другое. А размещение сине-белого – иное.


– То есть фанаты Цоя не против, чтобы люди оставляли свои надписи?


– Да, но про Цоя. А не про «Зенит» и «Динамо». При чем здесь стена Цоя?


– Что нужно делать сейчас?


– Как-то закрашивать, искать художников.


– Ваше мнение: мифологизация Цоя прошла? В 2019-м его фигура уже не такая культовая, как еще 15 лет назад.



– Нет, и сейчас можно прийти к стене и иногда увидеть там людей, поющих под гитару. Но сама тусовка перестала существовать. Слишком много других мест. Стена возникла не на пустом месте. Она объединила людей в траурный момент. Сейчас есть интернет. Приходить и грустить под стену уже не так уютно. Для этого есть интернет.


Но Цой по-прежнему объединяет людей – от бизнесменов до гопников. 


Подписывайтесь на телеграм Головина 


Фото: izi.travel; РИА Новости/Илья Питалев, Галина Кмит; vk.com/Юлия Бурмистрова; ntv.ru

Комментарии: 118
Комментировать
Новости СМИ2
waplog