Войти Полная версия
Роман Мун
29 января 14:14
Это лучший друг Кокорина. Он собирает видео в его поддержку и отправляет посылки с едой

Они знакомы со школы.



Игрок «Крыльев Советов» Алан Чочиев знает Александра Кокорина со школы. Они подружились в интернате «Локомотива», сохранили дружбу, когда пробились в футболе. После истории с водителем Соловчуком и чиновником Паком, Чочиев чуть ли не активнее всех поддерживает Кокорина. В его инстаграме публикуются видеообращения в пользу Мамаева и Кокорина – от простых людей и от известных футболистов (Тарасов, Дзагоев, Набабкин, Самедов, Воронин, Ташаев, Кураньи и другие).


***


– Как вы познакомились с Кокориным?


– Это был 6-7 класс. Я играл год-полтора в школе «Торпедо», потом пришел в «Локомотив». Там, помимо Саши, были другие ребята, с которыми я начал дружить – из Сочи, из Дагестана. Мы все близко общались, но, когда познакомилcя с Сашей, сразу понял – это мой человек.


Всегда были с ним: в школу вместе ходили, со школы, на тренировки, дополнительно вместе тренировались. Первое время я сам не жил в интернате: у меня тетя в Москве, отец хотел, чтобы я проводил время с ней, чтобы старшие за мной приглядывали. Но мы с Сашей до того сдружились… Я уговаривал тетю, чтобы оставаться в интернате и вместе с ним время проводить. Хотя для меня там места не было. Иногда я спал на полу. Иногда – он.



– Почему вы так сдружились?


– Я не могу сказать, что мы огонь и воду прошли, но мы были в тяжелых ситуациях. Бывало, что есть нечего: 500 рублей делили на двоих-троих. Всегда в школе друг за друга заступались, поддерживали.


В интернатах разные ребята бывают. Элементарный пример: у тебя есть сникерс. Некоторые могли закрыться в комнате, чтобы одному его скушать. Саня всегда поделит его на троих-четверых. Мы могли одну пиццу вдвоем съесть. И не было такого, что он больше поел или я.


Если какой-то конфликт – всегда друг за друга горой вставали. Очень сплоченные, очень близкие. И по сей день так же.


– Вспомните, как Саша вас выручил.


– Много таких ситуаций. Если обратиться к этому человеку, он никогда не откажет. Он стольким людям помогал, у которых с командой проблемы, спортшколам, у которых проблемы. Даже здесь, в Осетии, если ребятам не хватало конусов или мячей, он первым реагировал. Я говорю: Саша, такая ситуация, собираем деньги. Кавказ – регион, к которому он никакого отношения не имеет. Но он понимал, что я отсюда, это моя родная земля, поэтому тоже помогал.


– Вы оба из бедных семей?


– Да. Я за все благодарен своим родителям. Они из кожи вон лезли, чтобы у нас еда была, фрукты, по тысяче рублей мне отправляли. Я жил в маленькой комнате в общежитии с родителями. С отцом до десяти лет спали на полу. В той же комнате тренировались. У нас ничего не было, никто нам не помогал. И Саня, можно сказать, из такой же простой семьи, как я.


Я думаю, некоторые люди не понимают, что такое дружба. Мне с Божьей помощью с друзьями повезло.


– Кому Александр помог найти команду?


– Я просил помочь моему родственнику с динамовской школой, когда Саша там играл. Недавно меня попросили, чтобы в «Краснодаре» парня посмотрели. У меня в «Краснодаре», кроме Павла Мамаева, тоже никого нет. Я позвонил Паше – без проблем человек откликнулся. Парень приехал, прошел просмотр, все нормально. Он даже не факт, что знает, что ему Павел Мамаев помог, хотя я ему говорил.



Видите, как люди реагируют [на историю с Кокориным и Мамаевым]? А я знаю одну, две, три семьи, которым Саша помогал с лечением, отправлял им большие деньги. Знаю спортшколы, детдома. Почему сейчас эти люди молчат? Я не понимаю.


– Почему он скрывает, что кому-то помогает?


– Это хорошее качество. Он даже самым близким людям не говорил, что кому-то помогает. Люди приходили потом на телепередачи, подтверждали, что это правда. Есть много людей, которым он помог. Ребята, которые с футболом закончили, у которых тяжелая жизнь. Ребята из Владикавказа. Когда начался флешмоб во Владикавказе [с видеообращениями в защиту Кокорина], то люди начали писать гадости с левых страниц. А люди, которые участвуют во флешмобе, лично знают Сашу. Поэтому решили его поддержать.


Я знаю единицы футболистов, которые после того, как заиграли на хорошем уровне, остались с теми же людьми, с которыми, как говорится, с пола ели. Саша именно такой. Пацаны с его маленького города Валуйки – он же просто ребят забирал оттуда, давал им работу, снимал квартиру, чтобы они на ноги становились. Например, его друг Гена Куропаткин. Он этого человека с детства знает, привез, дал ему работу, тот по сей день с ним. Гена решает бытовые вопросы – проводить Сашу в аэропорт, встретить, Саня ему за это зарплату платит. Дима Тарабриков – такой же парень. Он закончил спартаковскую школу, играл в первой-второй лиге. Когда Дима закончил с футболом и жил в Валуйках, Саша помог ему переехать в Москву, снял ему квартиру, помог с работой – Дима стал барменом.


Я другого такого человека не знаю: чтобы тебя из ямы достал, снял тебе квартиру, дал тебе все. Работай, создавай семью. Вы знаете таких людей?


– Нет.


– Я тоже нет – кроме Саши. Тебе родной брат сегодня такого не сделает.


Саша помогал обычным ребятам, не зная их. Но про материальную помощь он правда никому не рассказывал. Только в передаче тетя Света (мама Кокорина – Sports.ru) говорила, что есть дети, которым Саша помогал. Они очень больные, у них рак.


Если бы каждый в нашей стране знал его лично, насколько он искренний и добрый… Его брат Кирилл такой же... Просто они оказались не в то время не в том месте.


– Помните вашу свадьбу, на которую приезжал Александр? На нее была негативная реакция из-за его фото с оружием.


– У нас в прессе всегда больше негатива. Любят плохое написать, хорошее быстро забывают. Вы поищите в интернете – есть кавказские свадьбы, на которых не стреляли? Но там же стрелял Кокорин. А чем он хуже или лучше других? Там еще 100 человек стреляли, но говорят про Кокорина. Потому что он личность всем интересная, его нужно оговорить, что-то плохое про него написать. Потому что он успешный, много зарабатывает, хороший футболист.



Соловчук первым ударил Мамаева, Пак первым оскорбил Кокорина


– Как вы узнали, что у Кокорина проблемы?


– Я был в Самаре, у меня был выходной, я спал дома, когда случилась эта ситуация в «Кофемании», я был первым, кому Саша вышел и позвонил. Мы с ним долго разговаривали. Саша меня никогда в жизни не обманывал. Смысл ему звонить и обманывать близкого друга?


Самое интересное, что у всех свидетелей, у всех, кто был в заведении, следствие взяло подписку о неразглашении. Знаете, почему они так сделали?


– Почему?


– Потому что по их настоящей статье, 115-й (умышленное причинение легкого вреда здоровью – Sports.ru), они не имеют права их сажать в тюрьму. Но так как следствие взяло абсолютно у всех подписку о неразглашении, они влепили им статью 213. Она говорит о том, что группа лиц заранее договорилась, что они встретят Пака в ресторане, заранее знала, что он будет там, после чего Саша подойдет и ударит стулом. Но это же на 100% не так. Да, Саша его ударил. Но нарезки видео сделали специально, чтобы народу показать: вот, футболистов надо наказать.


– Что еще вам говорил Кокорин, когда позвонил?


– Мы говорили по фейстайму, он спросил: «Почему меня люди оскорбляют?». Я только проснулся тогда, говорю: «В смысле оскорбляют?». Он начинает мне эти две ситуации рассказывать, я просто в шоке. Но я знаете, почему ему поверил?


– Почему?


– Я с ним много раз был в ситуациях, когда его оскорбляли. Команда с Евро вылетела – подошли, оскорбили. Кто-то подходит, говорит: «Я большие деньги поставил, а вы не вышли из группы». И таких ситуаций не одна, не две.


– Что случилось с Соловчуком?


– Есть запись видеорегистратора, там четко видно, что Соловчук обзывает ребят. Саша говорит: «Извинись, мы поедем дальше». Но нет – он продолжал их оскорблять. Для чего? Любой нормальный человек, увидев толпу выпивших ребят, обошел бы их стороной. Зачем какие-то приключения искать? С Божьей помощью все правду узнают. На суде (судить Кокорина и Мамаева будут 8 февраля – Sports.ru) предъявят видеорегистратор и спросят: почему ты их оскорблял? Чего добивался? Мне будет интересно, как он ответит. Сейчас он говорит, что его просто так били, что его Саша бил – хотя Саша его пальцем не трогал. На видео четко видно, что Саша наоборот ребят оттаскивал.


– Кто показал вам запись с видеорегистратора?


– Никто не показывал, на ее содержание ссылались адвокаты, когда меру продляли. Все будет в суде – все все поймут. В «Эгоисте» работают охранники, которых я знаю. Они показывали мне камеры, они все это говорили. Это не только со слов Саши. Им какая разница, Саша пришел, Паша или Вася. Они все это подтверждают, как Соловчук их оскорблял. Они все слышали. Просто все боятся говорить. Я не понимаю, чего они боятся.


Когда ребята вышли из ночного клуба, там стояла машина. Девушка, которая была с ними [в компании Кокорина и Мамаева], просто перепутала машину и села к Соловчуку. Тот посмотрел на нее, она говорит: «Вы водитель Кокорина?». Соловчук отвечает: «Я петухов не вожу». Оскорбил просто так человека! Она поняла, что не та машина, села в их машину.



– Что было дальше?


– Подошел Паша, она говорит ему: человек просто так оскорбил Сашу. Ребята пошли к нему, потом на видео идет долгий диалог, где они стоят и разговаривают. Там не было такого, что к нему кто-то агрессию проявил. Его никто не хочет трогать, Саша просто объясняет: «Извинись – и мы поехали дальше». Соловчук отвечает: «Вы петухи, футболисты петухи, я буду отвечать за свои слова». Он не раз повторил, что ребята петухи.

А что самое интересное, начал драку Соловчук. Он ударил Мамаева по лицу. Это четко видно на видео. Ударил – и начал убегать. Ты встречаешь пьяных ребят, ты до них докапываешься, обзываешься. Ну они же не дураки. Известные люди в центре Москвы – просто так избить человека? Это бред. А правда – то, что я рассказываю. Его не били без причины. Человек оскорблял их, первым ударил Мамаева по лицу, начал бегать вокруг машины. Потом побежал куда-то вниз, за ним побежали Кирилл и Паша. Он и с ними стал драться. Ударил Кирилла ногой – Кирилл упал. Потом ударил Пашу ногой – Паша упал. Почему и его к суду, какому-то штрафу не привлекают? Саша и Павел просто ответили на оскорбления. Вы попробуйте во Владикавказе хоть одного человека оскорбить матом. Или петухом, что еще хуже, чем мат.


– Где вы видели, что Соловчук их первым бьет?


– Это видно на камерах с заведений рядом. 25:45, «Эгоист».


– Кто вам их показал?


– Охрана показала – имеет право.


– У них не забрали видео?


– В гостинице «Пекин» забрали. Но в «Эгоисте» ничего не забрали, а копии остались наверняка везде.


– Что было дальше?


– Недавно пришла экспертиза, выяснился легкий вред. У Пака никакого сотрясения мозга. И у Соловчука только нос сломан, ни одной царапины. Но люди видели однобокие нарезки. Если они посмотрят полное видео, услышат, что Пак и Соловчук говорили ребятам, они будут думать вообще по-другому. Если бы жестоко били Соловчука ногами, то все переломали бы, а у него даже синяков нет.


Соловчук первым нанес три удара. Он хотел этого конфликта. Зачем – известно одному ему. Соловчук весит в два раза больше, чем Мамаев и Кирилл, у него телосложение спортсмена.


– Откуда вы знаете, что в экспертизе?


– Про легкий вред в суде говорили. Это открытая информация.


– Что случилось в «Кофемании»?


– Я видел записи с камер. Они в HD, сейчас уже есть такие камеры в заведениях, там каждый прыщик видно. Ребята сели компанией, никого не трогали, сидели спокойно, общались, смеялись. Вокруг ребят – шесть, семь столов. Многие столы были ближе, чем сидел Пак. На них даже никто с этих столов не посмотрел.


Заходит Пак с каким-то парнем. Посмотрел на Сашу, повернулся к этому парню, что-то ему шепнул, тот ушел. Пак сел, открыл ноутбук, сидит в ноутбуке. И вот целый час, я смотрел, никто на ребят внимания не обращает. Только Пак, якобы сидя в ноутбуке, постоянно косится на Кокорина. Целый час косился. Может, ему не понравилось, что у кого-то смех неприятный? Но можно подойти и вежливо сделать замечание. Можно попросить администрацию ресторана, охрану сделать замечание. Но он так не сделал. Он сидел-сидел, а потом назвал ребят толпой ####### (нехороший человек неприятной наружности – Sports.ru). Может, думал, что его не услышат. Но Кирилл услышал. Подошел спросить, почему он их так назвал. Саша увидел это и тоже пошел. Взял стул, чтобы присесть и поговорить с Паком. Пак ему это слово повторил несколько раз. Когда он Саше прямо в лицо это сказал, Саша ему: «Ты кому это?». Пак отвечает: «Да ты #####». И в этот момент Саша ударил его стулом по руке.


Ударил не по голове и не 4-килограммовым стулом, как пишет следствие. Он его так легко не поднимет. И если бы у него было сотрясение, Пак бы если не вырубился, то хотя бы потерялся. Но он потом минут 30 вел диалог, стоял нормально, был в адеквате. Они разговаривали, он пожал Саше руку, извинился перед Кокориным. Кокорин тоже извинился перед ним. Частично Саша свою вину признает. Но Пак вину не признает. Не говорит, что оскорблял и начал конфликт первым. Он обманывает.



– Так.


– И он же сам извинился потом. Они пожали друг другу руки. Все извинились перед заведением, Саша перед ним извинился, а потом Пак выходит из кафе и пишет заявление. Это разве мужской поступок? Зачем ты тогда мирился и за что извинялся?


Ладно он бы сказал Саше: не принимаю извинения, конфликт буду решать по-другому. Но они пожали руки. И то же самое сделал и Соловчук. Он тоже принес извинения, тоже пожал руку. Конфликт был улажен, но люди пошли и все равно написали заявления.


Я почему бьюсь все эти месяцы, со всеми разговариваю. Я знаю ситуацию изнутри. Я знаю, что там было. Если б они были на 100% виноваты, я бы все равно не отвернулся, помог им в любом случае. Но публично ничего не говорил бы, мне было бы самому стыдно за то, что они кого-то побили.


Да, было бы умнее с их стороны просто пройти мимо. Обозвали #######, ты думаешь: да, я #####. Пошел дальше. Но как не реагировать на оскорбления? В любом случае они ответили на оскорбления. Никто не говорит о моменте с провокациями. А это реально были провокации. Сколько у нас в стране таких драк? Десятки тысяч. Если б за каждую такую драку кого-то сажали, у нас бы молодежи не было. Если это обычный человек, все говорят: отстоял свою честь. А это Кокорин и Мамаев – успешные, сами себя сделали, начали зарабатывать и тратить свои деньги. За это их хотят осудить, посадить, многие люди против них. Это злит больше всего меня. Если говорить о справедливости, то почему тогда слушают только потерпевших, и на этом основании ребят в тюрьме держат?


Кого за такую драку сажают? В СИЗО день за полтора, они уже полгода, можно сказать, сидят. Их оторвали от матерей, семей, детей, а это обычная бытовуха без увечий. Она бывает каждый день в каждом городе. Почему люди к этому так относятся? Я не знаю ответа на эти вопросы. Если Пак – чиновник, то ребят надо сажать. Но если б там был обычный человек, то ничего такого бы не было. Закон же для всех одинаковый, почему их посадили? Я много не понимаю в этой ситуации.


– Почему их так долго держат?


– Я думаю, это кто-то сверху решает. Это не наш уровень.


– Что случилось с записями с видеорегистратора Соловчука и из «Кофемании»?


– Их изъяло следствие. Я говорил с менеджером в «Кофемании», он сказал, что один из посетителей – я потом понял, что это Пак – их материл, смелый такой. В кафе подумали, сейчас положит всю компанию [Кокорина и Мамаева].


Почему Соловчука с Паком закон не призывает? Почему они чистыми из воды вышли? Они частично тоже виноваты. Получается так, что Пак и Соловчук сделали частично ложные заявления и дали частично ложные показания, что уголовно наказуемо, а ребята из-за этого сидят несправедливо. Нельзя держать в тюрьме из-за вранья.


– Где были Кокорин и Мамаев, когда не являлись в полицию?


– С чего вы взяли, что они не являлись? Дома были.


– Полиция не нашла их дома?


– Зачем их было искать, если они сами пришли. А Кирилла нашли дома, его никто до этого и не упоминал. Говорили только о Александр Кокорине и Павле Мамаеве. Они явились по первому требованию, как узнали из телевизора, повесток к ним не приходило.


Посылки для Кокорина, видеообращения в поддержку игроков


– Чего вы хотите добиться этой акцией с видеообращениями?


– Правды. Многие пишут в комментариях: закон для всех един. Тогда они не имеют права сидеть в тюрьме из-за обычной бытовухи. Хочу показать, что за Пашу, Кирилла и Сашу много достойных ребят, спортсменов, людей, которых как-то продвигает свой регион.


– У вас Кураньи поучаствовал в акции. Как нашли его?


– На него вышла Даша, они еще в «Динамо» с Саней дружили и играли вместе. С Ворониным тоже Даша говорила. С остальными я разговаривал. Дима Тарасов, например, помогает, хоть сам и не говорит. Если у меня какая-то просьба по Саше, он всегда поможет. Когда это все случилось, он позвонил его маме, сказал: «Тетя Света, я рядом, если что-то нужно, я помогу и все сделаю. Просто дайте мне знать». Он уже сам посты [в инстаграм] выкладывает, его и просить не надо. Григалава, Хагуш, Миранчуки, Ткачев, Мирзов, Берхамов, Инал Гетигежев, Магомедов – много ребят. Думаю, Сашу поддержали те, от кого он меньше всего ждал поддержки.



– Дзюбу просили поучаствовать?


– Я – нет.


– Почему?


– Я, в принципе, так с ним не общаюсь. Мне кажется, если у них такая дружба, он сам должен был проявить инициативу и записать видео.


– Почему он не записал?


– Честно, не знаю. Как это случилось, я его не видел ни разу, мне нечего сказать.


– Думаете, это неправильно, что он не поддержал Кокорина?


– Я не знаю, насколько они близки с Сашей. Но если они друзья, а он знает ситуацию изнутри и не поддержал, то, я считаю, это неправильно.


– Как дела у Александра? Как вы общаетесь?


– Пишем друг другу письма постоянно. 2-3 раза в неделю. Конечно, он очень сильно переживает за свою ногу. Ему нужна нагрузка для ноги, которую он не получает там. Он хочет играть в футбол, он любит футбол. Но Саша с Божьей помощью держится. Мы за него все молимся. Дай Бог, чтобы этот страшный сон закончился.


– Что он рассказывает о жизни в тюрьме?


– Первые дни писали, что у него нет друзей и родственников, которые ему помогут. Это чушь. Родители делали постоянно посылки, мы с ребятами тоже делаем. Сегодня (21 января) мама отправила ему и Кириллу посылку. 15-16 января – я отправлял. С едой проблем нет, он еще ребятам в тюрьме помогать умудряется. Мы его без еды не оставим, это сто процентов.



– Помогает людям в тюрьме – это в каком смысле?


– Ну в плане еды. Там же есть сокамерники. Элементарно чем-то поделиться. Саша же такой человек, что он последнее отдаст. Если останется последний кусок хлеба на тарелке, а за столом несколько человек, он этот последний кусок никогда не возьмет, оставит, чтобы кто-то другой съел.


– На что он еще жалуется, кроме проблем с ногой?


– Не жалуется – он мужчина. Мы о футболе говорим, о сыне Саши. Пишу ему, чтобы за него не переживал, мы рядом. Семейное обсуждаем. Я их постоянно спрашиваю, в чем они нуждаются, чем им помочь.


– Что еще у него там происходит?


– Он в камере. Раз в день может гулять. В спортзал ходит, когда дают возможность, книги читает.


– Это правда, что ему могут поставить искусственный сустав?


– Правда. Если ты порвал крестообразные связки, ты восстанавливаешься полгода. После этого тебе надо давать на ногу определенную нагрузку – нужны тренажеры, бассейн, тренировки, тренеры. Чтобы ты колену давал определенную нагрузку. Сейчас у него этой возможности нет. У него проблема с коленом. Карьера под угрозой.


– У них с Мамаевым все нормально? Они все так же друзья?


– Саша ничего не говорил про это, мы это не обсуждаем. Я думаю, да. Сейчас нет смысла об этом говорить.


– Откуда письмо Кокорина?


– Это провокация. Это все сделано журналисткой «Невских новостей». Ее зовут Анна Карпова, она выдавала себя за болельщицу и писала Саше. Я с ней не общался, но, если у меня будет возможность, я с ней с удовольствием пообщаюсь. Цель – словить хайп. Написано оно было дней через десять после того, как ребят задержали. В 20-х числах октября. Хорошо, они виноваты, они понесли наказание, и все осознали. Сейчас он такое не говорил. Зачем выставлять сейчас то, что сказано давно и совсем в другом смысле? Представьте, я бы полгода назад дал интервью, сказал бы, что человек плохой. Потом я бы с ним подружился, а потом выходит интервью. Как я выгляжу перед этим человеком?


Саша не имел в виду весь российский народ. Он сказал это про обидчиков, про тех, кто его оскорблял и продолжает это делать. В камеру приходят журналисты. Он же не высказывается так, говорит совсем другое.



– Как дела у Кирилла?


– Держится. Паша тоже держится. Вроде достойно все проходят этот тяжелый этап в жизни. Дай Бог, чтобы это скорее всего закончилось. Реально обидно, что у ребят так получилось. Я готов, не знаю, сменяться с ними по месяцу, чтобы они свои семьи видели.


– Какой план на 8 февраля? Акции будете устраивать?


– Насчет акций не знаю, я просто хочу быть на суде.


– Что будете делать, если Кокориных и Мамаева освободят?


– Просто пойду и обниму их. Скажу, что горжусь тем, что они прошли тяжелый период своей жизни. Не сломались.


Фото из личного архива Алана Чочиева.

Комментарии: 427
Комментировать
Новости СМИ2
waplog