Войти Полная версия
Евгений Марков
04 февраля 22:22
Марибор прекрасен! Мы изучили тот самый город и взяли интервью у Златко Заховича

Евгений Марков – с места, где нам когда-то сделали больно.


Вы точно помните Заховича – главного футболиста-словенца, легкого нападающего с колючим характером из начала нулевых. Мощнейший Евро-2000 (перфомансы против Испании и, особенно, Югославии) отправил его в «Валенсию», где тот не забил пенальти в финале ЛЧ. Златко был чемпионом Югославии, Греции и Португалии, видел смерть друга на поле и со скандалом ушел из сборной Словении во время ЧМ-2002.



Теперь он спортивный директор «Марибора» и просто уважаемый человек с кабинетом на первом этаже стадиона «Людски врт», где в ноябре 2009-го бросили нож в Акинфеева, а в прошлогодней ЛЧ фанаты «Спартака» чуть не покалечили ракетницей судью.


Захович ездит на черном джипе BMW, моментально отвечает в вотсапе, работает в очках в стильной голубой оправе и пишет ручкой Parker. Секретарь приносит ему чай; на блюдцах – бумажные кружки с эмблемой «Марибора». На стене – молодой Захович из масляных мазков. Передо мной – постаревший и седеющий в бороде мужчина, без шевелюры, но с густыми волосами и хитрой улыбкой форварда. С ней Златко шел на Оливера Кана в серии пенальти, с ней же лишил Украину Евро-2000.



«Словения прекрасна красотой и разнообразием, но я фанат Марибора, – рассказывает Захович, сидя в кресле своего кабинета между портретом сына Луки (играет, естественно, за «Марибор») и застекленной формой Зеедорфа. – Город маленький, но есть горнолыжный спуск, футбольные поля, рядом большие европейские города Грац, Загреб и Любляна, через 17 км начинается Австрия. Здесь спокойная безопасная жизнь и колбаски в ресторане Rožmarin».



Благодаря Заховичу у его родного города еще один фанат, хотя «Марибор» для русского звучит страшно, произносится в одном ряду с Аустерлицем и Цусимой, отдает последующими Варшавой, Тулузой и Куябой. На деле – это городок, где живут 95 тысяч человек и на улицах пахнет елками (во многих домах топят дровами), а самое страшное, что может произойти, –  в цыганском районе Tabor вас оставят без велосипеда.


Я обошел весь город и зашел в гостиницу, где Аршавин заказывал виски перед Словенией


Марибор – это неторопливые Балканы с доведенной до австрийских шпилей архитектурой и раздолбайским итальянским ритмом. В престижном районе у подножия виноградной горы, между стадионом и центральным парком, стоят особняки с потрескавшейся штукатуркой на ставнях и башнями, как у домика булгаковской Маргариты на Остоженке.



 




Вдоль города по реке Драва плывут лебеди, а на центральной площади сидят пожилые и молодые словенцы, всех их объединяет любовь к каве, по-нашему кофе. Если поедете в Словению по работе, главные дела будут решаться за кавой и, даже опаздывая на деловую встречу, коллеги остановят автомобиль, ведь сегодня еще не было кавы.



До горнолыжной трассы Mariborsko Pohorje ходят красные кабинки фуникулера. На горе холоднее и снег, приезжают туристы-лыжники и целые группы местных школьников в цветных комбинезонах. Если не любите лыжи, можно гулять по белому лесу, отогреваться глинтвейном и любоваться городскими огнями. Внизу вас будет ждать пиццерия La Cantina: это оттуда игрокам везут послематчевую пиццу и там во время летних сборов «Селтика» обедал Брендан Роджерс, а за восемь лет до него, возможно, и футболисты сборной России.



Все команды (и сборная в 2009-м, и «Челси», и «Локомотив» с «Рубином» во время сборов) живут в соседнем пятизвездочном отеле Habakuk, игроки сборной играли в карты и выпивали, а Аршавин просил официантку: «Рафаэла, виски организуйте, пожалуйста, «Чивас».


Внутри и снаружи отель не выглядит на пять: обычная белая цитадель с зеленой крышей, несложный гостиничный интерьер и алые ковры больше напоминает хороший, но неэлитный подмосковный санаторий. Ни стула, где обедал Хиддинк, ни таблички о приезде сборной. Все звезды – благодаря термальным водам из горы, бассейнам, спа, просторным номерам и просто живописной местности.




Но вернемся к Заховичу.


Златко не любит Мендьету и видел, как умирал Миклош Фехер


Никого легендарнее Златко в словенском футболе просто нет. Хотя уважающие Заховича болельщики воротят лицо, мол он мог стать великим не только в Словении, но во всей Югославии, что ему помешали лень, любовь к спиртному и скандалам, а «Олимпиакос», «Порту», «Бенфика» и даже «Валенсия» – не его уровень.  


Сам Захович так не считает и ответил мне, что ничего бы не хотел менять в карьере: «Я мог бы играть в «Реале», но они вышли на меня, когда я уже согласился на «Валенсию». Дать слово – самое важное для меня, так что я не могу уйти в «Реал» и обмануть «Валенсию». А так я представлял страну с населением два миллиона человек на чемпионатах мира и Европы, играл в финале Лиги чемпионов, в дерби Белграда, Афин и Лиссабона. Я счастлив такой карьере. Единственная несбывшийся мечта – я так и не сыграл за «Марибор».



– Вы играли в легендарной «Валенсии» начала 2000-х, кто там был самым талантливым?


– Наверное, Пабло Аймар. Но та «Валенсия» не состояла из талантов, это была сильная физически и тактически команда работяг. Таких как Дидье Дешам, который в 33 года первым приезжал на базу и оставался потом бить штрафные. Наш тренер Эктор Купер не был фанатом талантов, поэтому у меня и Аймара были проблемы, мы не могли полностью проявить себя в той команде.


– А Мендьета?


– Не люблю его ни как игрока, ни как человека. У него невероятная физика и удары, но технически он очень слабый. Фанаты «Валенсии» его оберегали, и он этим пользовался, потому что был очень ревнив и не любил иностранных игроков. Он не уважал меня. Как-то перед матчем Купер сказал, что штрафные буду бить я, но во время игры Мендьета ставил и бил сам. Ок, я уважал его выбор, он капитан, босс раздевалки. В следующий раз Купер повторил: «Дай ударить Заховичу». Мендьета не согласился, все равно поставил мяч, но в тот момент подошел и ударил я. Раздевалка, конечно, была за Мендьету, но мне было 30 лет, отношение капитана меня не волновало, я просто наслаждался игрой и городом.


Тогда я сказал Мендьете: «Когда уйдешь из «Валенсии», у тебя ничего не получится». Так и случилось. В «Барселоне» и особенно в «Мидлсбро» он не был звездой и почти не играл.



– Финал Лиги чемпионов-2001. Как это было?


– Я был в шикарной форме и должен был выходить в старте, но Купер подошел ко мне: «Знаю, что ты должен начинать, но у тебя немного другое понимание игры, ты выйдешь во втором тайме». «Мистер, – ответил я. – Делайте что хотите, я хочу победить. Выпустите хотя бы на 15 минут». Мы забили на третьей минуте, а потом «Бавария» ожила. Во время важных матчей Купер очень нервничал и терял себя на скамейке. Видимо, в порыве всего этого на 15-й минуте сказал мне: «Выходи». «Мистер, – возразил я. – Мы выигрываем, все нормально». В итоге вышел только на 66-й.


Перед серией пенальти у меня было плохое предчувствие. Что я чувствовал, когда не забил? В жизни бывают лучшие и худшие моменты. Лучшие – рождение детей и первая свадьба. Худшие – когда не забил пенальти в финале Лиги чемпионов. После промаха меня не ругали. «Все нормально, – говорили парни. – Мы победим». Уверен, даже Мендьета так думал. После матча я не плакал. Все молчали, даже Купер. Но в аэропорту Валенсии нас встречали тысячи болельщиков, они помогли нам улыбнуться и вернуться к жизни.


Поражение в финале Лиги чемпионов – одно из худших событий в жизни. На втором месте. Первое – когда на поле в Гимарайнш остановилось сердце у Миклоша Фехера.


(У Заховича выступают слезы – Sports.ru).


Меня заменили, я видел это со скамейки. Он упал. Игроки схватились за голову. Все знали, случилось что-то ужасное.



– Он был вашим другом?


– Когда мы играли в «Порту», одно время он жил у меня дома. Я же знаю, как тяжело молодым футболистам в новой стране, без друзей и родственников, даже Рождество не с кем отпраздновать. Я был для него старшим братом, тем более мы балканцы, Словения и Венгрия граничат, между нашими городами 200 км. Когда играли за «Бенфику», жили в соседних домах.


Из Лиссабона в Венгрию мы летели на одном самолете с его гробом. В эти дни я помогал его семье с переводом (они говорили только на венгерском), машиной и прочей логистикой. До сих пор общаюсь с его родителями и приезжаю к Миклошу на кладбище.


Захович рассказал, как маленький клуб из Марибора зарабатывает на трансферах и участвует в ЛЧ


Златко уважают в Мариборе за эффективность. До 2007-го «Марибор» три года ничего не выиграл (катастрофа для топ-клуба в лиге из 10 команд), был в долгах и мог закрыться, но пришел спортивный директор Захович, семь раз выиграл чемпионат, по четыре раза Кубок и Суперкубок, «Марибор» дважды выходил в групповой этап ЛЧ (2014/15 и 2017/18).



«Марибор» здорово работает с трансферами. Самая дорогая покупка в истории – Райко Реп за 350 тысяч евро, которого потом продали за 500. Тактика Заховича: продавать пришедших в клуб свободных агентов и воспитанников. Трансферный рекорд выглядит скромно – 2,3 млн евро за Йосипа Иличича в «Палермо» (покупали за 80 тысяч евро). Каждый год «Марибор» отпускает несколько игроков за 1-2 млн евро, и это делает им бюджет на новый сезон.


– Мы небольшой клуб, – объясняет Захович. – В годы Лиги чемпионов наш бюджет – 25 миллионов евро. С Лигой Европы – 15 миллионов. Без еврокубков – 8 миллионов. Мы живем за счет продаж игроков за большие деньги. Мы-то знаем, что в Лиге чемпионов не получится играть всегда, поэтому не совершаем сумасшедших поступков, а спокойно выращиваем и продаем. Однако сложно создавать, когда продаешь лучших. На выходе у тебя смешиваются две эмоции: радость, что продал и нашел для клуба деньги, при этом ты потерял лидеров.


– Вы зарабатываете только от продаж игроков?


– Не только. У нас хороший маркетинг, несмотря на размеры города, он приносит нам 10% от бюджета. 70% болельщиков во всей Словении болеют за «Марибор» – наверное, как за «Спартак» в России.





Фирменный магазин «Марибора» в центре города совмещен с парикмахерской, где можно сделать прическу, как у любимого игрока.  


– Ваша главная находка?


– В 2008 год Маркос Таварес приехал на недельный просмотр. Он играл за сборную Бразилии до 19 лет, но скатывался куда-то не туда, его развитие тормозили лишние 7-8 кг. Он сыграл один матч, я был в восторге и позвонил ему: «Мой друг, что происходит? Вижу, у тебя не все хорошо в жизни, но оставайся с нами, здесь ты станешь легендой». Так и произошло. Вот уже 11 лет он играет за нас (323 матча, 131 гол – Sports.ru), в Мариборе обожают бразильца и рисуют ему граффити.


– Вы спортивный директор клуба. Как выглядит ваш нормальный день?


– Сейчас все не как обычно: межсезонье, команда проходит сборы на теплых источниках недалеко от Марибора, там есть поля с подогревом, что оптимально для нашей погоды (днем – 10-12 градусов, ночью – 4-5 – Sports.ru). Я приезжаю в клуб в девять-десять утра, а когда команда здесь, то на час раньше. На стадионе у меня встречи с тренерами, игроками, менеджерами. Голова и телефон работают постоянно. Футбол – моя жизнь 24 часа с 18 лет. Конечно, я от нее устаю, но работа в клубе дает энергию. Потому что я работаю в родном клубе родного города.  


– А как вы расслабляетесь?


– Я расслаблен, только когда мы победили.



– Ваши задачи?


– Привожу тренеров, игроков, продаю игроков, помогаю тренеру с идеями, провожу совещания.


Для игроков я немного учитель, немного друг, немного отец, немного советчик. И говорю, что хорошо, а что плохо. Личную жизнь мы не обсуждаем, больше о футболе. Когда чувствую, что надо зайти в раздевалку перед матчем, я захожу. Как я чувствую? Не могу объяснить, я это понял за 30 лет в профессиональном футболе. Это внутри меня. Фильмы и песни я не ставлю. Лучшая мотивация – быть громким. Не думайте, что мотивация – всегда говорить позитивно.



– Вы пришли в «Марибор», когда он чуть не умер, а теперь играет в Лиге чемпионов. Что вы сделали?


– Невозможно объяснить. Долгая работа, хорошая организация, страсть к делу. Здесь концентрируется такая страсть, что в Мариборе нас не победили ни «Спартак», ни «Челси», ни «Спортинг», ни «ПСВ». Когда я пришел в клуб, он был в худшем состоянии в истории. Много долгов, не было ничего. В офисе работали три секретаря и финансовый директор, команда занимала седьмое-восьмое место. Но через два года мы выиграли чемпионат и справились с долгами.


– Как вы избавились от долгов?


– Как всегда, продавал игроков.


Захович – скандалист: посылал тренеров, уходил в запои и оскорбил журналиста воспоминанием о смерти его отца. Но фанаты его обожают


В Мариборе мощно звучит сарафанное радио. После трех дней в городе я уже не помню, кто именно рассказал мне очередную историю про Заховича, но знаю, что это правда, которую мне подтвердили и фанаты, и серьезные дяди в пиджаках, и русские бизнесмены из командировки. Все что вы прочитаете ниже – переработанные рассказы болельщиков, журналистов и местных жителей.


Не беспокойтесь, кухонная болтовня в Мариборе надежнее любых СМИ. Здесь уверены: если ресторан рекламируют по радио, значит, идти туда не стоит; хорошему месту реклама не нужна.


На Заховича молятся как на успешного спортивного директора, зная о его грехах.


Несдержанность. В нашем интервью Златко жаловался, что все его конфликты с тренерами, кроме скандала во время ЧМ-2002, раздули газеты («Если я не играл, я же мог спросить, почему? Газеты об этом узнавали и писали, что у нас проблемы. Поэтому я читаю прессу только после побед»). При этом про каждый период его карьеры есть истории, что он диктовал тренеру тактику, не соглашался с идеями и просто быковал.


Допустим, Захович не ругался с тренерами (хотя в Мариборе так не считают), но властность и любовь поругаться у него есть и сейчас. Спортивный директор (!!) Захович выступает на пресс-конференциях после матчей, иногда вместо тренера. «А в чем проблема? – удивляется моему вопросу Златко. – Я иду защищать тренера и игроков, журналисты этого не понимают, но мне все равно».



А в марте 2018-го сорвался на журналиста Дехана Мировича, у которого за несколько месяцев до матча застрелили отца. «Почему посещаемость домашних матчей «Марибора» уменьшается?» – спросил он у Златко, на что получил: «Трагедия недавно произошла у тебя. Ты что-нибудь из нее извлек? Вижу, что нет. Ты все такой же дерзкий и провоцируешь. Задай нормальный вопрос, и я отвечу».


Клуб извинился, а Захович и не подумал: «Я по-прежнему считаю, что нет никаких причин для извинения. Согласен, что после игры все на взводе, но я не произносил ничего неуместного. Я сказал «трагедия», имея в виду, что жизнь нелегка, что иногда, к сожалению, случается то, в чем ты не виноват. Но журналисты слишком серьезные, чтобы правильно понять мои слова».


Даже сейчас Златко не собирается извиняться:


– Вы помирились с тем журналистом?


– С моей стороны нет никаких проблем. Мне непросто говорить со словенскими журналистками, потому что они не профи в футболе, они пишут и про футбол, и про экономику с криминальной хроникой. Никогда не приходят на тренировки, хотя мы их зовем.


– Вы извинились перед ним?


– Зачем?


– Вы атаковали его и тем самым оскорбили.


– Это не моя проблема.



***


В марте Заховича отстранили на два месяца («Без футбола мне было нормально. Я могу закрыть книгу и больше не думать о ней»), но вернули при условии, что он закодируется. Алкоголизм и запои – еще одна проблема, о которой знает весь город.


Этот же город всегда за Заховича. Во-первых, он успешный спортивный директор и обожает «Марибор». Во-вторых, набрасывает на противостояние Марибора и Любляны (первого и второго города), даже мне. «Почему сборная играет в Любляне, хотя ни разу в истории не проиграла в Мариборе? Мы чувствуем давление, все решают они: например, ставят судью, которого хотят. В последних 14 матчах прошлого чемпионата нам поставили девять пенальти, а мы пробили меньше всех в лиге из десяти клубов. В итоге – «Олимпия» первая, мы вторые».


Сразу же после отстранения фанатская группировка Viole выступила с заявлением: «Захович один из нас». А на следующем дерби в Любляне на баннер фанатов «Олимпии», что «горе Марибора – быть алкоголиками до гроба», ответили: «Златко Захович #### вашу маму».


Не только фанаты, но и обычные мариборские болельщики поддерживали Златко, когда не ходили на матчи сборной до 2017 года, пока ее тренировал Сречко Катанец – тот, что отстранил Златко от сборной после первого матча на ЧМ-2002. Златко обиделся, что его заменили в матче против Испании (1:3), федерация пыталась помирить тренера и игрока, но Златко дал интервью, где пожаловался на федерацию, которая покрывает тренера-диктатора. В итоге Заховича отправили домой, описав его поступки в пресс-релизе: «Нападки на тренера, внесение смуты в ряды команды и грубая брань».



«Когда он выгнал меня, я был счастлив, – удивил меня Захович. – Это большая и некрасивая история. Никогда нельзя так себя вести с лучшим игроком. У него больше опыта, он старше. Я бы никогда не пошел конфликтовать с Таваресом (бразильцем, лидером «Марибора» – Sports.ru)».


– Вы думали о болельщиках и стране? Вы, лучший игрок, но нарываетесь и уходите из сборной.


– О фанатах должны думать тренер и президент. Это их решение. Тот чемпионат мира я смотрел дома по телевизору.


***


Когда вы приедете в Марибор, вы вряд ли почувствуете, что в этом городке могло случиться жуткое поражение сборной России – вам только расскажут, что никогда не видели над городом столько личных самолетов, как в тот день, а еще в Марибор приехал Абрамович, который, о боже, выкупил целый рыбный ресторан Novi Svet.




Вы будете гулять по светящемуся мосту и пить каву на центральной площади, а если заглянете в окошко стадиона «Людски врт», то увидите Златко Заховича.


Он наверняка будет занят любимым делом – продавать игроков. 


За дружбу и помощь в осуществлении поездки в Марибор спасибо телеграм-каналу «Мог Дома Сидеть»


Фото: Евгений Марков; Gettyimages.ru/Graham Chadwick/Allsport, Jamie McDonald/Allsport, Firo Foto/Allsport; globallookpress.com/imago/Eibner Europa; REUTERS/Record-Luis Vieira; commons.wikimedia.org/Andrej Jakobčič

Комментарии: 113
Комментировать
Новости СМИ2
waplog