Войти Полная версия
Евгений Марков
07 февраля 02:30
«Набухиваться здесь – не культ и не обязанность». Русский из Барселоны – о тихом «Камп Ноу» и скуке перед эль класико

Почитайте после матча.


8 марта 2017 года. Барселона. Серджи Роберто выпрыгивает на подачу Неймара и заталкивает самый громкий гол в истории города, где в ту же секунду фиксируют землетрясение. 6:1! «Барса» отыгралась после 0:4 в гостях и вынесла «ПСЖ» из Лиги чемпионов.



«После гола Роберто у меня был шок, люди вокруг плакали, – вспоминает Андрей Киров, чье видео с легендарного матча набрало 1,7 миллиона просмотров (рекорд для блогера-любителя с основной работой в офисе). – Кто-то кричал, кто-то смеялся и бился в конвульсиях. Ух, у меня и сейчас мурашки. Это лучше, чем выиграть Лигу чемпионов. Я так орал, что мне плохо стало. Два дня после матча мне было сложно заснуть, а последнюю фразу на видосе пытался записать раз 20, у меня не вязались слова.


Это было настолько эмоционально, что матч на следующий день почти не обсуждали. Я подходил к коллегам, они говорили: «Это ######». Добавить нечего. Да, это был ######».


***


Андрей живет в Испании семь лет и до октября 2018 года снимал видео о Барселоне и «Барселоне»: где недорого поесть и что посмотреть, репортажи с «Местальи» и «Сан Мамеса», живые эмоции эль класико, выезды в Лондон, Неаполь и Турин.


Бамос! Ниже – большое интервью Андрея о «Барселоне», из которого вы узнаете:


• Как получить работу, когда на твое место претендуют 700 испанцев;


• «Камп Ноу» часто молчит и шикает на эмоциональных болельщиков, а за абонементом туда люди стоят в очереди по много лет;  


• Как клуб организует выезда для болельщиков – например, в Валенсию, где бывает опасно и лучше убрать шарф;


• Ультраправые хулиганы Boixos Nois запрещены, но собираются вместе и тусят у стадиона;   


• Многие фанаты против отделения Каталонии, но спокойно относятся к зарядам про независимость.



Уехать из России в Испанию, найти работу и разобраться с визой


В 2011 году я получил диплом финансиста в Самаре, четыре месяца отработал в «Сбербанке» и уехал в барселонскую магистратуру – учиться на международном бизнесе и маркетинге в небольшом частном институте.


Переезжал с испанским на уровне «привет, как дела?», думал, через год вернусь в Россию, но через четыре месяца нашел практику в компании, продающей медицинское оборудование. Они искали парня, который бы открыл им русский рынок, взяли меня и платили 400 евро в месяц – хватало только на комнату.  


Во время учебы мне постоянно звонили: «Андрей, мы тусуемся, тут девчонки, давай приходи» – «Ребята, я испанский учу, приду через два часа». Поэтому через два месяца практики мне предложили рабочий контракт, что для иностранца тогда было нереально. 2012 год, в Испании дикая безработица: 25% по стране и 50% среди молодежи. В итоге все уехали по домам, а работу с нашего курса нашли только я и моя девушка (она из Казахстана).



Когда соглашался на контракт, не думал, что придется отказаться от прошлой жизни, но уезжая с каникул в Самаре, прощался чуть ли не со слезами: «Пацаны, я даже не знаю, когда вернусь». Прилетел в Барселону, мне поменяли условия, подняли зарплату до 1000 евро, я и остался.


Правда, у меня заканчивалась студенческая виза. Я сказал на работе: «Либо делайте мне рабочую, либо надо продолжать учебу». Из-за кризиса, чтобы взять иностранца по рабочей визе, им надо было провести интервью с 700 испанцами и доказать, что я уникальный. А я вообще не уникальный, нисколько. Просто знаю русский и нормально калякаю по-испански. Они говорят: «Давай учись» – «А у меня денег нет» – «Ага?» – «Ага». Две следующие магистратуры оплатили мне они (чуть меньше четырех тысяч евро в год), я даже ходил на занятия, а после трех лет в Испании получил вид на жительство и рабочую визу.


В апреле будет семь лет, как я работаю в этой компании. Теперь я управляющий по международным продажам: есть свои регионы, и все сделки с нуля до закрытия и дальнейшего обслуживания клиентов идут через меня.


Можно сказать, что мне повезло, а можно, что не зря старался.


Переехал и обалдел: о футболе говорили в святых местах, а пенсионерка спала в форме «Барсы»  


На футбол в России я не ходил, мне никогда не нравилась хулиганская движуха вокруг него. Но в России я до сих пор за «Крылышки», в Самаре без них никуда, а «Барселона» понравилась в начале 2000-х. До сих пор не знаю, почему именно она. Видимо, город Барселона ассоциировался с чем-то хорошим, и спасибо Роналдиньо, раннему Гвардиоле и прекрасной тики-таке. Я не был супер болельщиком в современном понимании, потому что толком не было интернета: смотрел не все матчи, просто знал, что «Барселона» где-то там, а когда переехал в Испанию, не сразу подумал, что здесь играет мой клуб.


Там я увидел, как 15 детей играют в мячик в формах Месси. Я жил в комнате у бабульки 78-ми лет, она не снимала майку «Барселоны», ходила и спала в ней каждый день, говорила: «Я умру за «Барсу», отдам за нее жизнь». Может в 78 лет так можно говорить, хрен знает, но я даже не думал, что футбол и команду можно любить так сильно. Сначала я офигевал, как стадион после голов Месси опускал руки, как в молитве, и выкрикивал его фамилию, а теперь я первый, кто так делает.



Еще про божественность. До сих пор не верю в одну ситуацию. Во времена первой магистратуры мы всей группой поехали на святую гору Монсеррат. Преподаватель спросил: «Вы верите в бога?». Кто-то ответил «да», кто-то «нет». «А как здесь?» – «Ну, давайте спросим». Препод подошел к мужику возле храма, где хранится Черная Мадонна (говорят, «Барселона» ездит туда перед важными матчами), спрашивает: «Есть вопрос, вы верите в бога?». «Знаете, верю, – отвечает мужик. – Но больше верю в «Барсу» и Месси». И его просто понесло. Болельщики «Барсы» не просто так говорят, что «Камп Ноу» – храм, футбол – религия, а Месси – бог.


Окончательно осознавать себя «куле» (прозвище болельщиков «Барсы» – Sports.ru) я стал после вылета от «Челси» в полуфинале Лиги чемпионов, когда Торрес забил, добежав до ворот с центра поля, а гол «Барсы» не засчитали. Весь бар тогда подорвался, половина вбежала на улицу, начала орать. У меня впервые чуть не пошла слеза от футбола. Я был убитым и подумал: а может не стоит принимать так близко к сердцу? Мне было прямо больно внутри.  



Как недорого ходить на «Барселону» и почему сложно получить абонемент


Абонемент взять я не мог, потому что я не сосьо (болельщик-акционер – Sports.ru). Чтобы получить место на «Камп Ноу», ты должен стоять в очереди и платить 250 евро в год. То есть бывают сосьос без места: и только когда оно освободится и тебе его предложат, ты выкупишь его на год. Абонементы могут стоить до 1500 евро, но с учетом разовых билетов по 200-300 евро такая цена не выглядит страшно.


Я хожу по принципу «дают абонемент – иду». У меня на работе много сосьос. Раньше покупал билеты: и на класико, и на Лигу чемпионов. На класико впервые пошел в 2012 году, когда играли за Суперкубок и начудил Вальдес, купил билет за 70 евро. На самом деле это не так сложно: просто надо идти в кассу в первый день продаж.


Самые большие деньги за «Барселону» – 100 евро за последнее класико. Но я все сделал по старой схеме: заплатил соточку коллеге и пошел по его абонементу.


Атмосфера на «Камп Ноу» – отвратительная. Там как в театре



Каталонцы зажрались. Для них сложилась картинка, что «Барселона» – это триплет каждый год, а плохой сезон – когда этого триплета нет. Они еще и аристократы. Пришли на стадион в галстуке и рубашечке, сели, похлопали, встали, но никаких эмоций. А те, кто гоняют на выезда – и в возрасте, и молодые, и повернутые – орут, знают кричалки. Если посмотришь на «Камп Ноу» (99 тысяч 700 зрителей), поет только ля града (фанатская трибуна – Sports.ru) на северном секторе внизу. Их 200-300 человек.


– Я был и слышал подсказки игрокам от Луиса Энрике.


– Отвратительно. Согласен, что стадион мертвый. Но на «Камп Ноу» ты можешь пересаживаться, стюарды тебя почти не контролируют. Поэтому я беру самый дешевый билет, иду вниз, сажусь за ля градой с основными фанатами и ору вместе с ними. Раньше, когда снимал видео, шел на центр, спрашивал: «Не против, если буду снимать на камеру?». Они не против. И как я только начинал комментировать эмоционально, они все на меня смотрели. Они, ####, скупые на эмоции, это прям дико раздражает. Мне некомфортно.


Один раз я просто охренел – сижу на северном секторе за воротами, не с фанатьем, а где-то посередине, и вдруг какой-то парень встает и кричит: «Бамоооос, Барсаааа, Форсаааа, Бамоооос!». И что делают остальные? Они приложили палец к губам: «Ччччч». Не кричат: «Сядь #####», а «Заткнись, что ты орешь?». Отвратительно!


На выездах «Барсы» весело и безопасно. Фанаты любят выпить, но никогда не дерутся


Я состою в питерской пенье (официальном объединении болельщиков – Sports.ru) «Барселоны», самой первой в России. Членство дает мне право на покупку билета на гостевой матч. Чтобы попасть на организованный выезд, ты должен быть пеньистом или сосьо.


Всем занимается клуб: забирает от «Камп Ноу», дает билет, доставляет на матч и возвращает. Недавно был выезд в Валенсию на «Леванте», я заплатил за него 103 евро. В девять утра нас забрали с «Камп Ноу», часа через три-четыре привезли в Валенсию, мы поели паэлью в центре города, размялись в баре и пошли на стадион. Потом мы сразу знаем, где будет стоять автобус, спокойно туда идем и домой. По стране ездим на автобусах и поездах, на еврокубки – самолетами.



Мне нравилось на «Камп Ноу», пока я не поехал на выездные матчи. Там я увидел самых преданных людей, которые в хорошем смысле живут клубом. Не «Сейчас я всем вам ######### [лица] разобью», а искренне гордятся клубом, постоянно поют. Футбол в Испании – семейное мероприятие. С нами ездят и пенсионеры, и ребята с синдромом Дауна.


Хотя вначале мне было очково, потому что, как ты знаешь, мне никогда не нравилась хулиганская тема, я такой пацифистичный, но в Испании не бывает стычек и махачей, если какого-то фана отмудохают у бара, об этом напишут все газеты. Когда едешь в другой город, ты будто один против всех, идешь по Мадриду в барселонской майке, на тебя все смотрят, ненавидят, кричат и показывают факи, но драться не лезет никто. На меня не лезли ни разу.


Крутые выезда – в Бильбао. Баски идут в каталонских майках (в цветах флага, а не клуба) баскских шапках, подходят, называют братьями по духу сепаратизма. Еще понравился самый первый выезд в Хетафе – маленький городок рядом с Мадридом. Мы ходили кучкой фанатов и пели на улицах. Я еще не знал кричалок, только учился и впервые оказался на выездном секторе. Когда Месси трогал мяч, весь стадион свистел, для меня это было чем-то диким.


– Лучшее эль класико?


– Прошлогоднее на «Сантьяго Бернабеу». Первый тайм заканчивается 0:0, а потом 3:0. Это было нечто, мы так орали! Я впервые услышал кричалку: «Adios a la liga, adios». Типа «Реал», Ла Лига не для тебя», они потеряли очки и вряд ли бы нас догнали. Я поверить не мог. Посмотрите мое видео с того матча. Мне тогда Ла Лига запретила снимать футбол за нарушение авторских прав, я показывал только себя, но видео все равно громкое и крутое. Его надо смотреть ради реакции на голы.


– Выезды на «Реал» – безопасные?


– Мы ходим у стадиона в майках. Менты все контролируют, плюс класико иногда проводят днем, чтобы успели посмотреть в Китае, а при свете нет такого ажиотажа, как вечером, все не так напиваются и не происходит дебоша. В Мадриде мне даже было скучно, что нет ощущения конкуренции. Ты будто свой: идешь в сине-гранатовой форме, заходишь в бар с болельщиками «Реала», тебе спокойно наливают пиво и ничего не говорят. Правда, на выезде против «Атлетико» в дни каталонского референдума друзья говорили мне в мадридском метро: «Андрей, надень кофту и закрой цвета».



Самый некомфортный выезд – в Валенсию полтора года назад. Первый раз, когда я снял шарф, потому что понял, что нарываюсь. Они на каждом шагу орали: «Пута Барса, пута Каталунья». Мы шли с нашей компанией по городу, все подрывались, начинали орать.


– Первые раз слышу такое про Валенсию. У стадиона – бывает, но чтобы в городе?


– Ты че, это совсем жесть. Но такая испанская. В итоге мы оккупировали бар, проорали все кричалки, все уже были набуханы в жопу.


– В Испании тоже ходят на стадион пьяными?


– Конечно, почему нет? Но не делай параллелей между бухими русскими и бухими испанцами. Надраться здесь – это хорошо выпить. А у нас – набухаться. Мы сейчас с тобой выпили по два стаканчика. Они естественно выпивают побольше, пару джин-тоников и пару пив: ты подпитый, навеселе, орешь, идешь на стадион, потом ложишься спать в автобусе. Прямо чтобы в говно – я не видел ни разу.


Набухиваться здесь – не культ и не обязанность болельщиков. Необязательно бухать, чтобы веселиться.


Испанских хулиганов выгнали со стадионов, но ультраправые фанаты «Барселоны» Boixos Nois живы, у них даже есть свой бар


Boixos Nois переводится как сумасшедшие парни. Тебе лучше их не искать, особенно с диктофоном. Это основная и самая древняя группировка, которая творила чернуху.


(Это парни из Boixos Nois кинули в Луиша Фигу свиной головой, они же первыми среди испанских фанатов использовали в драках холодное оружие, арматуру и цепи – Sports.ru).


Им нельзя проходить на стадион, вся символика Boixos Nois запрещена, они переписаны полицией, поэтому палят ######### [лица]. На выезда им нельзя, но я видел, как они летели с нами в Турин. Ты смотришь на них и видишь очень серьезных ребят с жесткими партаками, питбулями (символ Boixos Nois – Sports.ru) на руках, «1899» на кулаках, их будто жизнь потрепала. Не те, с кем бы я хотел общаться, но тем не менее я им респектую.



Они как никто иной отстаивали барселонские цвета. До сих пор ходят с плакатом Хосепа Луиса Нуньеса (президента «Барселоны» с 1978-го по 2000-й, умер 3 декабря 2018 года) – он поднял клуб на нынешний уровень, и они не забыли. Пред последним класико был проход к стадиону, мы шли по центральной улице Travessera de les Corts, и там были они. Точнее они есть всегда, сидят в своем баре недалеко от стадиона. Я туда иногда хожу.


Внутри – самый обычный бар, но как заходишь, сразу все понятно. Все в черном, очень тихо говорят. Но название не скажу, не хочу, чтобы туда наведался туристический народ. Плюс надо уважать личную территорию этих ребят. Они заслужили.


– Чем?


– Они же просто воевали за «Барселону». Я разговаривал с одним парнем оттуда. Когда в 90-е ездили на выезда в Мадрид, надо было драться, а не факи показывать. Фанаты «Атлетико» прикрывали каталонцев, чтобы мадридисты их просто не убили.


Дерби «Барселоны» и «Эспаньола» – политическое. Фанатов «Эспаньола» считают деревенщинами


Матчи «Барселоны» и «Эспаньола» считают за дерби те, кто здесь живут и видят политическую борьбу. Болельщики «Эспаньола» выступают за единую Испанию и не позиционируют себя каталонцами, плюс многие болельщики «Эспаньола» – испанцы. Люди приехали сюда из условной Андалусии, не лучшего региона для заработка, и им надо за кого-то болеть. Не за «Барселону» же, которая вся такая каталонская и за независимость.


– А в чем вражда болельщиков?


– Что один город, но разные идеи. «Эспаньол» даже никогда не выделяет гостевой сектор, потому что уровень ненависти зашкаливает, они боятся, что к ним пройдут агрессивные фанаты.


– Но как прочувствовать эту ненависть? Люди бьют друг другу морды?


– Здесь другое общество, чтобы бить морды. Можно встретить единичные случаи у совсем хулиганья. В видео с матча против «Эспаньола» я брал интервью у людей. «Что вы думаете о каталонском дерби?» – «Каталонском дерби? – отвечали они, – Ты вообще серьезно? Какие они каталонцы? Они живут у себя в ###### Корнелье». И понеслось. Все связано с политикой, потому что в плане футбола конкуренции нет.


– Твоя любимая кричалка против «Эспаньола»?


– Perico dime que se siente, tener tu casa en Cornellá, te juro que aunque pasen los años nunca nos vamos a olvidar, te tiramos Sarriá, fuisteis a la montaña, y después te echamos de nuestra ciudad, bajaste de división para poder ser campeón, rezaremos por tu desaparición.



«Попугай (прозвище «Эспаньола»), расскажи, каково живется в Корнелье (пригороде Барселоны). Я тебе обещаю, мы не забудем это еще долго. Мы выкинули тебя с Сории (района Барселоны над «Камп Ноу»), ты ушел на гору («Эспаньол» играли на горе Монжуик на «Олимпийском стадионе»), и после этого мы выгнали тебя из города. Ты опустился в сегунду, чтобы наконец стать чемпионом, и мы будем молиться, чтобы ты исчез». 


Оказывается, многие фанаты «Барсы» против независимости Каталонии


– Быть активным болельщиков «Барселоны» – равно разделять позицию клуба?


– Необязательно.


Я знаю кучу фанатов, которые говорят: «Я против независимости, хочу быть в составе Испании». Это те самые фанаты у барабана. Это очень тупой стереотип, что все каталонцы за независимость. Абсолютно не все. Значительно больший процент за Испанию. Просто референдумы – никем не одобренная и не проверенная хрень. Вот у тебя автономный регион Каталония. Тебе нужен «ок» от Мадрида. И как бы ты не пыжился, какой бы референдум ты не проводил, никто его не засчитает. И когда в прошлом году 90% проголосовали «за» – пришла половина, которая «за», а все остальные остались дома.



– И как это? Ты активный фанат, бьешь в барабан, против референдума, а тут стадион кричит про независимость.


– А почему нет? Они в эти моменты спокойно сидят. Были бы кричалки за Испанию – кричали бы за Испанию. Это же нормально – выражать позицию словами, зачем устраивать физический конфликт? Мое первое эль класико в Барселоне было таким: бар, вокруг каталонцы и только за одним столиком сидят мадридисты. Тогда Бензема на 11 секунде забил самый быстрый гол в истории эль класико. Тот стол начал орать, каталонцы молчали, но пара человек возмущались и показывали им факи. Никто не вставал, не шел драться, потому что не принято, потому что ты сразу сядешь в тюрьму.


Андрей перестал снимать, потому что дорого и мешает болению. Скучно ли болеть за «Барсу»?


– Партнерка с Aviasales в твоих видео – это можно назвать доходом?


– Скорее это покрывало издержки на близкие выезда, в условную Валенсию.


Я в огромном минусе на всем: время, оборудование, деньги. Снимать большие матчи – очень неблагодарное дело. Чтобы поехать в Турин, я встал в пять утра, в восемь был в аэропорту, мы приехали в 10-11, гуляли, ели и пили, все это время я напряженный ходил с камерой. Вечер, начинается игра, ты 12 часов на ногах. Вы сыграли по нулям, я замерз и отморозил жопу. В три ночи мы в Барселоне, в четыре я дома, сажусь монтировать видео. Прошли 24 часа. В девять утра мне на работу, я без сна. До шести сижу в офисе, прихожу домой и в 9 ложусь спать. Почти 40 часов без сна. И потому что мы сыграли 0:0, никто не посмотрел это видео (50 тысяч просмотров – маловато). При этом я потратил 300 евро, а Aviasales мне это не окупил.


Плюс я антикайфую, когда снимаю. Чувствую себя мудаком с камерой. Вроде, я приехал с парнями в Турин, Бильбао или этот поганый Рим («Барса» вылетела от «Ромы» в прошлогоднем четвертьфинале ЛЧ после 4:1 дома – Sports.ru), мы все тусуемся, но они стоят в первых рядах, а я сзади: они не хотят, чтобы я их снимал.



Сначала казалось, что любовь к клубу и съемку можно совмещать, но после того, что видел и пережил, не могу позволить себе – быть на стадионе, снимать матчи, при этом не поддерживать полностью и не кайфовать от ее игры. Это чувство уважения для меня больше, чем просмотры на ютубе.


– Болеть за «Барселону» не скучно?


– Мне не скучно, я стал воспринимать футбол как нечто большее, чем просто прийти поболеть. Ты на одной волне с клубом. Конечно, бывают скучные матчи. Недавно ходил на «Вильярреал», выиграли 2:0, скучно, но я стоял сзади, орал и мне было офигительно.  


– Но эмоции притупляются?


– Понятно, что ты не сидишь всю дорогу: «Давай, давай». Частенько я не хочу идти на стадион, потому что: а) результат известен; б) не хочется тратить лишних бабок. Но я с удовольствием смотрю его дома. А дома я не просто смотрю игру (на стадионе часто ничего не вижу), а пытаюсь понять тактику. Сейчас с этим труднее, так что мне интереснее. Такой квест, который мне нравится разгадывать.


Фото: Gettyimages.ru/Laurence Griffiths; instagram.com/_andreykirov_ (2,5); Gettyimages.ru/Alex Caparros (3,7), David Ramos; REUTERS/Michael Craig/Action Images

Комментарии: 124
Комментировать
Новости СМИ2
waplog