Войти Полная версия
Павел Ниткин
11 марта 14:20
«Мы все считаем, что она врунья». Кто против Шараповой

Хейтеры? Лузеры? Завистники? Решайте сами.



Глава ITF Дэвид Хэггерти оптимистично высказался по поводу возвращения Шараповой в тур: «Она была дисквалифицирована, но в апреле вернется, и теннис, безусловно, ее примет. Эта история показывает, что все спортсмены чисты, но если у них есть проблемы, они получают дисквалификацию, а потом могут вернуться».


Но любой, кто следил за новостями в последние 14 месяцев, знает, что на самом деле ситуация не такая радужная. Куда разумнее выглядит взгляд Анны Чакветадзе: «Теннисистки ее не ждут. Ее ждут болельщики и организаторы. Шарапова – значимая фигура для мирового тенниса. Но соревноваться с ней не хочет никто».


История с Шараповой привела еще и к тому, что многочисленные болельщики россиянки поделили весь теннисный мир на две категории – «с нами» и «против нас». Многие из тех, кто не бросился на защиту Шараповой, тут же относятся к лагерю врагов.


До возвращения Шараповой осталось чуть меньше двух месяцев, и сейчас на ее тему разгорается очередной спор – стоит ли давать ей wild card на турниры? Ответ простой – турниры имеют на это право и могут делать со своими wild card все что хотят. Виктору Троицки после дисквалификации wild card давали – правда, несогласные тоже были, но куда меньше, потому что речь шла о Троицки, а не Шараповой. Другое дело, что разные люди имеют право по-разному относиться к происходящему и высказывать разные мнения.


Так что будет вполне уместно вспомнить, кто из теннисного мира не начинал активно защищать Шарапову, а задавал вопросы, испытывал сомнения или же попросту костерил россиянку. И чьи лица она могла себе представлять, когда боксировала.


«Я была шокирована и очень огорчена. Я уже не раз говорила, что она в детстве была моим кумиром. Думать о человеке, на которого полжизни равнялась, не врал ли он все это время – это сильно по мне ударило. Понятно, что мы еще не все знаем. Но одно наличие сомнений уже очень огорчительно», – Эжени Бушар.



«Со временем моя ненависть к Марии Шараповой (или, если уж быть до конца откровенной, обычная зависть) превратилась в восхищение. У нее было все: контракты, титулы, деньги, красота.


Меня перестало беспокоить, что, сколько бы я ни тренировалась, я с 99-процентной вероятностью проиграю Шараповой, потому что она стала иконой. Честно говоря, для меня даже стало честью, что я играла с ней.


Но потом я узнала про мельдоний.


Дело в том, что, когда ты становишься звездой вроде Марии, приходит ответственность.


Ты становишься обязан играть честно и уважать спорт. И сейчас мне кажется, что ничего из этого Шарапова никогда не делала. Я чувствую себя обманутой – как, я уверена, и многие другие. Очевидно, что она играла не по правилам», – бывшая теннисистка и модель Playboy Эшли Эрклороад (на фото). Она вообще написала длинный и полный ошибок пост.


«Мы все считаем и обсуждаем, что она врунья. Невозможно не сомневаться в ее честности – очевидно, что она не заслуживала все то, что успела выиграть. Это ужасно, но хорошо, что ее вывели на чистую воду», – Кристина Младенович. В дальнейшем она углубилась в тему:


«Я не жалею ни о чем, что сказала, потому что это мое мнение. Мне жаль только, что большинство тех, кто его разделяет, предпочитают молчать из страха перед миллионами ее поклонников.


Я была готова к сотням и сотням злых сообщений. Я убеждена, что каждый имеет право на свое мнение. Я не сделала ничего плохого – просто высказала свои мысли.


Я росла, наблюдая за Шараповой, и, несмотря на то, что она не нравится мне как человек, я ее уважала за ее достижения и чемпионский характер, а теперь это все поставлено под сомнение. И потом многие ко мне подходили со словами: молодец, что сказала, – а я думала: почему только я говорю то, что думают все? Но это понятно: никто не хочет получать столько ненависти в соцсетях, сколько получила я».



«Я была удивлена тем, что в большинстве своем реакция была дипломатичной, потому что на самом деле все думают иначе. Я ничего не говорила, потому что не хотела быть единственной, кто честно скажет свое мнение. Скажу только одно: мне Шарапову не жаль, и я по ней не скучаю. Она очень неприятный человек. Высокомерная, самодовольная и холодная. Когда я сижу рядом с ней в раздевалке, она даже не здоровается», – Доминика Цибулкова. Реакции Шараповой она не боится:


«Думаете, она придет и изобьет меня в раздевалке, или что? Нет, я не жду никакой реакции. Никакой».


«Я очень зла и разочарована. Мне пришлось потерять карьеру, но я никогда не жульничала. Мне пришлось сдаться и страдать. У меня не было команды докторов, которые нашли способ обойти систему», – экс-первая ракетка мира Дженнифер Каприати.



«Неважно, принимала ли она его, зная, что он запрещен, или нет. Я особой разницы и не вижу. Ты обязан знать, чтó поступает в твой организм, быть во всем уверенным на сто процентов. Если это не так, сам виноват», – Роджер Федерер.


«Как бы это сказать... Нас, игроков, не волнует, играет она или нет. Я вообще ее не помню уже. Но для тенниса как бизнеса лучше, чтобы она играла. Ее все знают, на нее идут люди. Так что ее возвращение нужно турнирам. А игрокам все равно», – Гарбинье Мугуруса. У нее будет возможность вспомнить Шарапову на выставочном турнире в Мадриде – который наверняка будет полезен для нее как для бизнесвумен.


«Я не понимаю, как можно добиться сокращения дисквалификации аргументом о незнании о запрете. Поразительно, что такой довод вообще принимают во внимание. Это подает другим спортсменам очень плохой пример: что в случае чего можно просто поднять руки и сказать: «Это не я!»


Я общалась на этот счет с другими игроками, и все думают то же самое. Мы и раньше так думали – сейчас просто есть окончательное решение. Так что не думаю, что ей стоит рассчитывать на поддержку коллег», – Саманта Стосур.


«Бывшие первые ракетки мира и чемпионки «Шлемов» правда могут получить неограниченное число wild card даже после дисквалификации за допинг? Остальным игрокам дают всего три в год», – чемпионка US Open в миксте Мелани Уден.


«Она заслужила дисквалификацию. Я верю в чистый спорт и верю в то, что мы должны отвечать за свои поступки! Это мои жизненные принципы», – Сорана Кырстя.


 «Я не испытываю никакого сочувствия к людям, которые не уважают правила. Намеренно она нарушала правила или нет – она допустила ошибку. Это жизнь, и за ошибки нужно платить», – тренер Серены Уильямс Патрик Муратоглу жестко говорил про Шарапову уже не в первый раз.


«Я ее объяснениям не поверил. Не думаю, что многие им поверили. И я говорю это не потому, что плохо к ней отношусь – мы всегда с ней нормально общались. Но мне ее оправдания не кажутся убедительными. Для меня самая главная проблема – это то, что она не указывала в документах то, что принимала мельдоний. Если бы она его указала, я бы сказал, что нужно относиться к ней как можно мягче, потому что она не знала, что его запретили», - скептик Джеймс Блэйк.



«Незнание запрета я не считаю смягчающим обстоятельством. Если ты решаешь принимать лекарство, то берешь на себя всю ответственность относительно его легальности. Может быть спорная ситуация, когда тебе дал препарат врач со словами «Это витамин», – это другое дело. Но когда ты принимаешь лекарство самостоятельно, ты обязан знать, не запрещено ли оно.


Не мое дело решать, что справедливо, а что – нет. Сейчас этим занимается CAS, и они примут решение. Я могу только высказать свое мнение, которое осталось прежним», – Энди Маррей.


«Мне кажется, что возвращение должно быть трудовым. Однако большинство турниров будут делать то, что, по их мнению, пойдет им на пользу. Если они считают, что громкие имена продадут больше билетов, то они будут их приглашать», – Маррей о том, стоит ли давать Шараповой кучу wild card (нужно отметить, что несмотря на заголовки многих СМИ, Маррей не говорил «Никаких wild card допингистам!!!» И, к сожалению, нужно сказать, что обычно безупречно тщательный главный эксперт по Шараповой в своем посте об этих словах приписал шотландцу то, чего он не говорил).


«Это непростой вопрос. Порядочность – один из наших основополагающих принципов. Нельзя, с одной стороны, увеличить свой вклад в антидопинговую программу, а с другой – пригласить Шарапову», – глава Федерации тенниса Франции Бернар Гюдичелли.


«Я против любых стимулянтов, резко против. Вопрос о том, на что нарушители имеют право, а на что – нет, не ко мне; но я не понимаю, зачем поощрять тех, кто нарушает правила», – Ник Киргиос.


 «Это все равно что давать конфету ребенку, который плохо себя вел», – Жо-Вильфред Тсонга о том, что Шарапова может получить wild card на «Ролан Гаррос».



 «Это очень странная ситуация», – Анжелик Кербер о wild card Шараповой на турнир в Штутгарте. Двукратную чемпионки «Шлемов» смутило то, что Шараповой разрешили сыграть первый матч в среду (потому что это первый день после ее дисквалификации – до этого она не имеет права даже находиться на территории проведения турнира), а также то, что ее wild card могла бы достаться перспективной немецкой теннисистке.


Но все мы знаем, что больше всех Шарапову не любит ITF. По крайней мере, она хочет, чтобы все так думали.


Фото: Global Look Press/Komsomolskaya Pravda/Global Look Press, Panoramic/ZUMAPRESS.com, imago sportfotodienst; instagram.com/ashleyharkleroad

Комментарии: 417
Комментировать
Новости СМИ2
waplog