Войти Полная версия
Максим Рыбин
15 октября 14:32
Книга «Когда игра была нашей». Глава «Апрель 9, 1978». Часть первая

Предыдущая часть


Мяч под острым углом отскакивает от щита. Ларри Бёрд просчитывает траекторию полета, подбирает и без колебаний начинает ведение, крутя головой по сторонам в поиске открытого партнера по команде.


Ирвин Джонсон уже летит в прорыв. Он играет с Ларри всего шестой день в рамках международного соревнования в составе команды лучших игроков студенческого баскетбола, но понимает, что находчивее и умелее игрока на подборе нет.


Бёрд прорезает площадку посередине, Ирвин летит по правому краю, прося мяч, но Ларри смотрит куда-то в бок, словно в этой стороне у него остались неоконченные дела. Джонсон разочарован. «Думал, что мяча я не увижу», - бормочет Мэджик.


И тут на тебе: снаряд, летящий из за спины, приземляется аккуратно в правую ладошку. Ему хватает времени, чтобы убрать советского защитника Андрея Лапатова финтом и, не глядя, отдать пас: мяч, прописав дугу над плечами, летит к Берду.


Звезда «Indiana State» едва успел скоординироваться, но успел отчеканить снаряд обратно, не оставляя шансов обескураженному советскому игроку. Комбинация заканчивается броском из-под кольца Ирвина «Мэджика» Джонсона. Трибуны Rupp Arena (Лексингтон, Кентукки) ревут от восторга.


Джонсон бежит к Берду, протягивая ладошку, хочет дать пять. Бэмс! Парни возвращаются в защиту: один прыгает и хлопает в ладоши, празднуя; на лице другого ни одной эмоции, голова опущена вниз – словно ничего «такого» не произошло…


Так началось баскетбольное путешествие Ларри Берда и Ирвина Джонсона.


Мэджик  не был знаком с Ларри до турнира. Ошеломлённый первоклассным умением форварда пасовать, первое, о чем он подумал, после того, как Ларри «прикормил» его передачей не глядя: «я не позволю этому парню превзойти меня». 


«Это были невероятные три секунды», - говорит Ирвин: - «Бам, бам , бам и птичка в клетке! Я подумал: “мужик, мне нравится играть с этим парнем!”. Поверьте мне, зрители влюбились в увиденное!»


Тридцать лет спустя с поразительной ясностью оба помнят эффектный быстрый прорыв.


«Ноги защитника заплетались от усилий. Малыш зря пытался поспеть за нами», комментирует Ларри. «Мы приближались так быстро, а он все крутил головой туда-сюда, туда-сюда,туда-сюда…  В итоге бедный паренек закружился. Это было забавно – у мальца не было и шанса»


Подобных эпизодов сыграно множество. Но никто не подумал о том, чтобы записать  «магию» на поле. Не было захватывающих дух описаний искусных распасовок в утренних газетах. Хоть парни и продемонстрировали экстраординарные баскетбольные навыки - никто не считал их элитными игроками. На тот момент не было ни побед в чемпионате НБА, ни завоеванного приза «Самому ценному игроку», ни, собственно говоря, титула NCAA. Никто не высказался иронично по поводу начала их взаимоотношений в статусе партнеров по команде – не было причины - ведь их параллельные карьеры еще не слились в одно из самых захватывающих противостояний в истории баскетбола. 


«Они, несомненно, были хороши», - подмечает Майкл О"Корен, партнер по команде, -«Но это были не два громких имени – Мэджик и Ларри – еще нет…»


Наоборот, Берд  и Джонсон играли «вторую» роль в любительской баскетбольной команде, принимающей участие в международном турнире под названием «The World Invitational Tournament»(Международный турнир для приглашенных участников), пытаясь доказать тренеру, что достойны «стартовой» пятерки и соответствующего игрового времени.


Несмотря на то, что парни иногда обменивались «понимающими» взглядами, водя ребят из колледжа за нос во время тренировки, Берд не делился с Ирвином своими мыслями. Он был малословным юнцом. Однако, продолжалось это недолго. Как только Ларри приехал домой и отыскал своего брата Марка Берда…


«Я видел лучшего игрока студенческого баскетбола», - выпалил он, - «Это Мэджик Джонсон».


«The World Invitational Tournament» - быстротечное, направленное на телевидение мероприятие, в котором участвуют лучшие игроки студенческих лиг. За три дня сборная Америки сыграла со сборными Советского Союза, Кубы и Югославии.


Берд закончил первый сезон в NCAA попаданием в первую команду «All America» и отправился в «Бостон», который выбрал парня на драфте три месяца спустя. Мэджик Джонсон по результатам первого сезона попал в третью команду «All America», ослепив зрителей конференции «Big Ten» множественными вариациями пасов не глядя, аллей-упов, и «бэкдоров» от пола(пас игроку команды, прорвавшемуся под кольцо с помощью рывка за спину противника).


Но на «The World Invitational Tournament»(Международный турнир для приглашенных участников) - турнир также известный, как «Converse Cup» - парни играли роли второго плана. На первом: Джо Б. Холл и его «Кентукки Уайлдкэтс», что обыграли в финале NCAA команду Duke за неделю до начала турнира. Стартовую пятерку тренер Hall сформировал из своих ребят: легкий форвард Джек Гивенс, отметившийся 41-м очком в титульном матче, Рик Робей, громила центровой, на розыгрыше Кайл Мэйси и Джей Шидлер, форвард Джеймс Ли. Гивенс, Мэйси и Робей получали большую часть игрового времени, хотя вторая пятерка под предводительством Ларри и Ирвина доминировала над стартовой во время практики.


Между нами: парни дымились от нетерпения, наблюдая, как менее умелые игроки пожирают их игровое время.


«Получалось, что в команда состояла из игроков «Кентукки» и подающих полотенца», - подмечает Берд. - «Тренеру Холлу нужно было покататься по стране и показать свое детище».


Проведя восемь дней вместе, Ларри и Ирвин поговорили друг с другом не больше четырех или пяти раз, несмотря на то, что они питались вместе, тренировались и ездили в одном автобусе. Обычно Берд наблюдал красоты Кентукки из окна, пока Мэджик якшался с звездой «Арканзас» Сидни Монкрифом и очаровывал партнеров по команде, двигаясь под взрывные мелодии, доносящиеся из бумбокса.


«Ирвин безостановочно болтал», - говорит звезда «Ратгерского университета» Джеймс Бэйли. «Ларри же был нем, как рыба: «Доброе утро» - на большее не надейтесь.»


«The World Invitational Tournament»(Международный турнир для приглашенных участников) был состряпан исполнительным директором Эдди Эйнхорном. В 1970-х профессиональный баскетбол давал низкие телевизионные рейтинги, а матчи студенческого баскетбола были более интересными для нации, демонстрируя инвестиционную привлекательность. 


Трансляции игры сборной Америки с Советским Союзом имела успех, и Эйнхорн чувствовал, что освещение международных соревнований - выгодное вложение. Так родился «TWIT».


Эйнхорн заручился поддержкой директора по спорту (athletic director) Дика Родиса, тренера по баскетболу команды колледжа «Провиденс» Дейва Гавитта - видного члена ассоциации баскетбола Америки(USA Basketball), и попросил сформировать юниорскую сборную для международных соревнования вокруг игроков Кентукки.


«В то время я не знал, кем станут Мэджик и Ларри. Я не представлял их способности», - заявляет Эйнхорн, - «Осмелюсь сказать, что другие люди также не догадывались, с кем имеют дело».



Тренер Гавитта имел болезненное знакомство с способностями Ирвина. Мэджик и его «Спартанцы» вытащили сложный матч против команды Дейва в игре первого раунда NCAA 1978. Джонсон отдал 7 пасов и набрал всего 14 очков, но его умение задавать игре темп и создавать партнерам по команде возможность набрать очки с высоким процентом попадания – 61 – приглянулись тренеру Гавитта. Он сразу подметил, что молодой паренек по-другому видит игру, словно наблюдает за ней в режиме замедленной съемки.


На тот момент команда Берда выдала 23-9 , но выпала из NCAA и была низведена в менее престижный NIT турнир - национальный турнир вызова. Дейва Гавитта ни разу не видел, как играл Ларри Берд и очень мало знал об этом парне. Забавно: матчи «Государственного университета Индианы» не показывали по национальному телевидению, и многие поклонники баскетбола думали, что Берд – афроамериканец.


Корреспондент «Бо́стон Глоб» Боб Раян не видел Ларри вживую , но был осведомлен о его умениях. Раян поехал в Индианаполис, чтобы осветить матч команды «Провиденс», но проинформировал Боба Гевитта, что заедет в Терре-Хот – городок в Индиане, чтобы посмотреть на мистический драгоценный камень, которым интересуется «Бостон», считая, что парень очень подходит для профессионального баскетбола.


Раян отправился в баскетбольное паломничество вместе с обозревателем спортивного журнала «Провиденс»  – человеком, скептически настроенным к Берду. Он выступал за команду маленькой школы, играющей в маленькой конференции, и поэтому, как он предполагал, набрал много очков и этим привлек интерес.


Писатели едва успели скинуть пиджаки, как правша Ларри сделал подбор и без колебаний ринулся в прорыв по левой стороне, используя левую руку. Едва добежав до центральной линии, он посылает пушечный навес защитнику одной рукой, не прекращая ведения.


«Вот так он и зацепил меня», - говорит Раян.


Тот вечер закончился победным броском Ларри Берда.


Раян так оживленно говорил о нем всю дорогу, что превысил скорость. Заиграла полицейская сирена.


«Прошу прощения, офицер», - сказал он. - «Я так взволнован увиденным. Я смотрел игру студенческой лиги.»


«Опаньки, серьезно?» - молвил полицейский, разрывая штрафной талон. - «Кто победил?».


Следующим утром писатель сидел на трибуне в Индианаполисе, наблюдая рождения другой легенды: двухметровый разыгрывающий, доминирующий на площадке без стабильного броска с дистанции. Мэджик разрывался от энергии и энтузиазма. Статус новичка не мешал ему командовать старшими партнерами по команде. Игроки «Friars» злились на зрелищность его игры, особенно на фоне разгромного счета(77-63).  


«Многие думали, что он показушник», - говорит  Гавитта . - «Я же никогда так не думал. Его действия на площадке всегда были исключительно демонстрацией любви к баскетболу».


«Предположу, что это очень раздражало игроков команды соперника. Я спросил тренера Ирвина.  Он ответил: «Ирвин всегда такой. Каждый день. Будь то тренировка или игра."


После того, как Гевитт встретился с прессой и высказал обоснованную похвалу команде Мичиган Стейт и их молодой звезде, на полпути домой он спросил Боба Раяна:


«Ну что, как там твой «скрытый драгоценный камень» поживает?»


«Дейв,», - ответил Раян, -«я увидел следующего первоклассного профессионала.»


Так Ларри и Мэджик попали в состав «TWIT».  


Берд был в экстазе, пока не познакомился с тренером. Джо Б. Холл заявил, что Ларри очень медленный и не сможет играть в первом дивизионе NCAA. Задетый до глубины души Берд поклялся отомстить тренеру, но судьба не дала такой возможности: команда Indiana State так и не встретилась с командой Кентукки.


«Я хотел доказать этому парню, что он не прав», говорил Берд...


Почему "Университет Индианы" не встретились с "Кентукки" - читайте в следующей части. Дата выхода: 16 октября. |Фотографии взяты из интернета. Оригинал - книга "When the game was ours":https://www.amazon.com/When-Game-Ours-Larry-Bird/dp/1469235986


Комментарии: 2
Комментировать
Новости СМИ2
waplog