Войти Полная версия
Максим Рыбин
23 октября 12:51
«Спросил у Леброна: «Какого хрена мы делаем?». Отрывки из книги Кобе


Помню, как ребенком первый раз взял в руки мяч. 


Мне нравилось ощущение. Я был настолько влюбленным в него, что не хотел ни водить, ни делать с ним что-либо еще, чтобы не нарушить гладкость покрытия и идеальность впадин. Не желал разрушить первое ощущение.


Также мне нравился звук. Бам, бам, бам, бам – звук соприкасающегося с деревом мяча. Четкость и ясность. Предсказуемость. Звук жизни и света.


Эти элементы я люблю в мяче, люблю в игре. Они были в самом начале моего развития и в процессе постижения ремесла. Я прошел через все, что прошел, и копнул так глубоко, как мог из-за них. Все сводилось к особенному «бам,бам,бам,бам», влюбившим меня в детстве.



Мой баланс нарушен.


Сопоставьте нас, начиная со стойки.


Майкл стоит прямо по пояс. Он не завалился ни в одном из направлений, поэтому он сбалансирован и центрирован. Контролирует тело и игру.


Сравните все это с моей защитой. Я использую предплечье, чтобы сдержать вес его спины, как нас и учили. К сожалению, на этом список вещей, что я делаю правильно, закончен. Я наклонен вперед, что является явным нарушением, и оказываю слишком сильно давление на него. Уже это, из-за силы притяжения, провоцирует потерю баланса. В результате одно движение, один решительный разворот влево или вправо, оставит меня за бортом и откроет ему пространство для броска или прохода. Подобная защита – определенно попадос.


Благодарен, что увидел это фото еще в 1998. После просмотра я изменил стойку и баланс в стойке. После этого стало значительно сложнее обыграть меня в «посту».



Аллен Айверсон был хоть и «маленьким», но впечатляющим.


Моя философия заключалась в следующем – использовать преимущество роста и набросать ему через голову. Мне не нужно пробовать что-то еще, не нужно заниматься позицию в другом месте, не нужно пытаться продавить его. Я просто набросаю ему за шкирку, так как у меня прекрасный обзор.


То, о чем я говорю, не имеет ничего общего с «подготовкой к броску в прыжке». Когда Аллен защищался против меня – я получал мяч в удобной позиции, в атакующей позиции, где-то посередине между «трешкой» и «постом»: там он не мог помещать передаче. Мог ли я подойти еще ближе и занять позицию под кольцом? Мог ли я расшатать его на ведении и забить с 25 футов? Возможно, но это было бы глупо.


Я отказался от получения мяча под кольцом, потому что «Севенти Сиксерс» могли сдвоиться и загнать меня в ловушку. В такой ситуации я бы мог подняться с мячом повыше, но все закончилось бы тем же. Удерживая этого парня на локте или на середине крыла, я уменьшал риск возникновения подобной ситуации, потому что они не могли препятствовать получению мяча, и мне не нужно было начинать ведение, чтобы забросить мяч через него.



Не могу сказать, что мой подход к «лидерству» менялся с годами. 


Мне нравилось бросать людям вызовы и ставить в неловкие ситуации – выводить из зоны комфорта. Это приводит к самоанализу, что приводит к саморазвитию. Вы можете сказать, что я пытался сделать людей лучшими версиями самих себя.


Эта линия оставалась неизменной. Единственное, что я регулировал – персональный подход к игроку. Я бесконечно бросал вызовы каждому, заставляя чувствовать себя «неудобно», всегда стараясь предложить дорогу, по которой им было бы по силам пройти.


Чтобы понять, что и кому подойдет, я стал делать домашнюю работу, изучая поведение игроков. Изучал их прошлое и слушал, какие цели они ставили. Я понимал, что заставляет их чувствовать «безопаснее» на поле и в чем заключены их величайшие сомнения. С пониманием игрока приходила возможность вытащить из него лучшее, вовремя надавливая на необходимый нерв.



Я всегда был нацелен на истребление оппонентов.


Ключевая вещь, обсуждаемая мной и Леброном, суть «умонастроения убийцы»(killer mentality). Он наблюдал, как я действую во время тренировок и постоянно бросаю вызовы парням. Помню, мы плохо провели половину матча. Я зашел в раздевалку и не очень вежливо поинтересовался – какого хера мы делаем? После этого Джеймс выдал замечательную третью и четвертую четверть – он вышел на поле настроенным доминировать. И я видел, как он следует этому настрою каждую игру. 


Оригинал.


Фото: Gettyimages.ru/Tom Hauck, Jed Jacobsohn, ANDREW D. BERNASTEIN; REUTERS/Lucy Nicholson


Комментарии: 13
Комментировать
Новости СМИ2
waplog