Войти Полная версия
Павел Копачев
18 мая 07:10
Ни Майгуров, ни Драчев не спасут русский биатлон

Сегодня в Тюмени – выборы президента Союза биатлонистов России. Решится, кто будет управлять популярным, но проблемным видом ближайшие 4 года.


Кандидата, по сути, два – чемпионы мира Виктор Майгуров и Владимир Драчев, вместе побеждавшие в 90-е. Есть еще Дмитрий Алексашин, которому в сентябре исполнится 70. Он пережил в СБР всех. Но его заявка – чисто техническая; Дмитрий Яковлевич снимется в пользу фаворита непосредственно перед голосованием в надежде продлить свою жизнь в биатлоне.



Хотя от динозавров нашему биатлону как раз и нужно избавляться. Ему остро не хватает молодой крови, свежих идей и сильных реформ.


Голосовать будут делегаты от каждого региона. Важная деталь: согласно уставу СБР (статья 16, пункт 6), президент должен набрать 2/3 голосов при наличии кворума. Судя по тому, что в борьбе Майгурова и Драчева нет явного фаворита, ситуация выглядит как минимум любопытной. Соперники или договорятся, если не наберут большинство, или созовут новую конференцию.


Впрочем, это детали. Русский биатлон в предвкушении перемен. Его не спасли ни сытые времена Михаила Прохорова, который, как ни крути, оставил за собой допинговый след. Ни смутное четырехлетие Александра Кравцова, который переписывал антирекорды, а под конец правления омерзительно устранился. Когда сборную лишали Олимпиады, президент охотился в родных белорусских лесах.


Увы, последние годы русский биатлон жил в изоляции:


– 4 официальных допинг-случая по линии IBU (Юрьева, Старых, Логинов и теперь вот Глазырина);


– МОК лишил олимпийских медалей Сочи на основании доклада Макларена и показаний Родченкова – Ольгу Вилухину и женскую эстафетную четверку; в Спортивный арбитражный суд девушки обращаться не стали (хотя, как показало время, зря), пошли более сложным путем – чем он закончится, пока не ясно;


– кроме Шипулина, в России так и не появилось топ-биатлонистов; да и сам Антон результатами на главных стартах не блистал;


– команда пережила безмедальный ЧМ и 25 гонок подряд без призовых мест в Кубке мира;


– практически вся сборная (за исключением Бабикова, Елисеева, Кайшевой и Акимовой) прокатилась мимо Олимпиады;


– это далеко не всё; публичные склоки, ежегодные смены тренеров, бестолковый контракт дорогого Гросса...


Русский биатлон ежегодно тонул в скандалах. Если что-то и менять, то прямо сейчас.


1. Впервые с середины нулевых за власть в биатлоне развернулась реальная борьба. В 2006-м Александр Тихонов скандально опередил Владимира Малина – и с тех пор интриги не было: Прохоров пришел после отмашки сверху, Кравцов вообще не ощутил конкуренции – соперники сняли кандидатуры до голосования.


Гонка Драчева и Майгурова – корректная, по крайней мере, на словах. Они не близкие друзья, но уважают друг друга и регулярно это подчеркивают. Больше того, оба готовы к сотрудничеству – проигравший наверняка получит должность в СБР. И Драчев, и Майгуров привлекли тяжелые ресурсы (спонсоры, связи etc), поэтому глупо отсекать половину.


Другое дело, как уживутся люди двух команд в одной структуре. В русском биатлоне – даже кризисном – всегда есть что делить.



2. Кандидаты так увлеклись весенней агитацией, что запоздали с программами – рассылка по регионам началась только на днях.


Отсутствие программ компенсировали активностью в медиа: оба стали доступны для комментариев по актуальным поводам – Драчев здесь выиграл с отрывом, его не спрашивали разве что про исход «Евровидения».


Второй фронт – гастроли по регионам, от чьих голосов зависит результат: по сути, все свелось к соревнованию, кто пожмет больше губернаторских рук.


3. В пользу Драчева – сильнейшая харизма и год подготовки в запасе: он планировал зайти в биатлон еще прошлой осенью, но передумал из-за надвигавшихся допинговых бед (исполком МОК, отстранение от Олимпиады, лишение СБР статуса). Следующая попытка – в начале марта – провалилась: крепкий аппаратчик Кравцов, пойдя на принцип, отразил атаку и досидел срок.


Майгуров куда менее ярок, и, пожалуй, поздно включился в борьбу, но тоже с козырем  – многолетним опытом в СБР и IBU, где он занимает пост первого вице-президента. С одной стороны, до него может добить коррупционный скандал, с другой – Майгуров способен вести диалог с иностранцами, да и в IBU к нему привыкли. Международные отношения – ключевой вопрос прямо сейчас, когда России светит отстранение.


Самые могучие регионы (Тюмень и Ханты-Мансийск) точно за Майгурова, проведение конференции в Тюмени ему тоже на руку. Вот только годы в Правлении СБР сказались на репутации: Майгуров так или иначе причастен к провалам нашего биатлона.


4. У каждого в резюме – минимум по одной черной метке.


Драчев, когда управлял Всеволожским районом, попал в историю с продажей земли по заниженной стоимости – ФСБ даже заглядывала к нему в кабинет с обысками.


Майгурова 7 лет назад сняли с должности в Ханты-Мансийске за поддельный диплом о высшем образовании – чиновник исправился, но подлог документов, разумеется, не выкинуть из биографии.


5. Кандидаты толком не представили команды, ограничившись парой фамилий.


С Майгуровым – одиозный Дмитрий Васильев, Иван Черезов без опыта etc.



С Драчевым – Анатолий Хованцев (планируется главным тренером) и Александр Тихонов на бэк-вокале. И лучше запомнить пока не засвеченное имя Анатолия Акимова – возможно, через полгода-год с ним вы заскучаете по Кущенко, Прохорову и даже Кравцову.


В IBU следят за выборами в России, чтобы понимать, с кем пойдет диалог по восстановлению статуса СБР. Если победит Драчев, это будет плохим сигналом для иностранцев: ничего личного, просто союз с Тихоновым – сама по себе убийственная характеристика.


Еще один минус – совмещение. За это много ругали Кравцова, но и Драчеву будет непросто делить депутатский стул с должностью президента СБР. Успеть и там, и там, когда столько оперативных проблем, будет сложно.


6. Sports.ru дал высказаться обоим кандидатам, прочитал много следующих интервью и изучил презентации.


Драчев хочет возглавить русский биатлон. Нужны перемены


Майгуров возглавит русский биатлон. Его поддерживает Прохоров


Увы, ни у Драчева, ни у Майгурова нет мощной идеи, как вытаскивать биатлон из ада.


Их программы похожи, различия лишь косметические. И главное – программы совсем не реформаторские, хотя после допингового следа и кравцовского застоя нужна революция. Это признают и спортсмены, и бывшие тренеры – кто-то публично, кто-то нет.


«Чтобы что-то изменилось, нужно перестраивать все. Наверное, даже не перестраивать, а просто убирать в ноль всю организацию и строить новую – тогда да, шансы есть. Быстрого выхода из кризиса в любом случае не будет», – объяснила завершившая карьеру Ольга Подчуфарова.


По сути, выбор между Драчевым и Майгуровым – выбор симпатии: кто кому больше пообещал, кто кому больше понравился etc.


7. Формат голосования – открытое или тайное – определят на месте. Скорее всего, голосование будет закрытым. Для победы нужно собрать не менее 2/3 голосов. Что будет, если этого не случится, решат, видимо, на ходу – переносить выборы уже некуда.


Фото: РИА Новости/Ростислав Кошелев, Александр Вильф, Андрей Аносов/СБР

Комментарии: 67
Комментировать
Новости СМИ2
waplog