Войти Полная версия
Филипп Прокофьев
04 сентября 18:00
Золотая сборная СССР-1988. Где они сейчас

Главная команда нашего детства.


alt


Валерий Гоборов


В 88-м: В Сеуле «наследник» Сабониса играл не так много – в команде было четыре центровых, и на 22-летнего Гоборова приходились ограниченные минуты, в финале же он и вовсе не появился. Но даже этого времени хватило для того, чтобы произвести впечатление: летом сборная проводила товарищеские матчи с «Хоукс», и уже тогда Майк Фрателло загорелся идеей перевезти мощного мобильного бросающего семифутера в НБА.


alt


История: «Помню, едем в Сеуле на игру с американцами, я прохожу по автобусу и останавливаюсь рядом с Сабонисом: «Что думаешь?» Тот качает головой: «Жаль, не в финале с ними играем — так бы было хоть серебро». Подхожу к Волкову — то же самое: «Чудес не бывает. Шансов даже не один процент — ноль». В общем, обошел всю команду — в победу не верит вообще никто! Я к Гомельскому. На ухо ему говорю: как выигрывать-то будем? А Папа берет у водителя микрофон — и на весь автобус: «Бандиты! Не писать в штаны! Грохнем этих черных!» И спокойно садится обратно...


Американцы — тоже люди. Столкнувшись с таким невероятным сопротивлением, они растерялись и дрогнули. Кстати, первую победу мы одержали еще до матча. Вышли, разминаемся, и вдруг — «распальцованные» американцы. Подходят и жестами показывают: мол, это наше кольцо, идите к другому. Тут Сабо, Белый, Валера Гоборов сразу как вскинулись! Пришлось бедному Робинсону убираться обратно на свою половину. Это был первый звоночек…» (Василий Авраменко, врач олимпийской сборной, «Спорт-Экспресс»)


Где сейчас: Погиб в автокатастрофе в 89-м: протаранил бетонное ограждение на Калужской заставе.


Александр Белостенный


alt


В 88-м: Никто в командах Александра Гомельского не попадал так часто под репрессии, как Белостенный. Звание заслуженного мастера спорта ему давали трижды: первый раз он лишился его за удар болгарского арбитра, второй – за попытку провести валюту через границу. Еще тренер отцепил его из команды перед коммерческим турне по США – после того, как поймал в туалете с сигаретой. А затем, наоборот, защищал в высоких инстанциях – когда центровой разбил машину в состоянии алкогольного опьянения. Живость духа всегда становилась препятствием на карьерном пути Белостенного, но его характер и жесткость – что особенно значимо, в глазах Гомельского – неизменно перевешивали.


В 88-м у Ткаченко диагностировали грыжу, и Белостенный поехал в Сеул в качестве основного сменщика Сабониса. Его защитные навыки и подстраховка главным образом пригодились сборной в финале против Югославии: после того, как команда проиграла старт (7:10), Гомельский сначала заменил Сабониса, а потом образовал сдвоенный центр (9:18). Белостенный увереннее действовал против Диваца и вынудил югославов отказаться от этой атакующей опции.


История: На отборочном турнире к Олимпиаде Белостенный сломал нос Жарко Паспалю – в результате он получил трехмесячную дисквалификацию, которую успел отбыть до турнира.


– И за что досталось Паспалю?


– Играли с югославами в Амстердаме финал отборочного турнира к Олимпиаде в Сеуле. Что-то он с Волковым завелся, я на скамейке сидел, но за друга побежал вступаться.


–Если бы Паспаль знал, что вы ему нос в двух местах сломаете, он бы и сам вашего друга бросил.


– Что поделать – это эмоции, спорт. Я тогда не думал о последствиях, о том, что с меня звание заслуженного мастера спорта снимут. Просто подбежал и вломил.


–Потом общались с ним, когда у Паспаля нос зажил?


– Конечно. Сохранили нормальные отношения. Вообще со многими бывали недомолвки, конфликты. Но за пределами площадки это уходит обычно.


–А болгарского арбитра за что отоварили?


– Играли с «Цибоной», по-моему, в еврокубке. Выиграли дома очков 20, у них шансов не было, но там Чосич был, другие звезды. Не захотели, в общем, они вылетать, и в ответной игре пошло засуживание. Понятно, перевозбудились все, сейчас бы ту ситуацию, и совсем другая реакция была бы. А тогда с чувствами не справился. Иду после игры, судья стоит, ухмыляется. Эх, думаю, гад...


–С ним тоже потом помирились?


– А он не судил больше после той игры.


–Здоровье пошатнулось?


– Нет, его ФИБА «задвинула» за то, что он так отработал.


(«Спорт-Экспресс»)



«Пьянка началась в районе пяти вечера. И когда я после допинг-контроля вернулся в нашу «ленинскую комнату», кого я там только не обнаружил! Выпить с Советами пришла вся Азия, Африка, спортсмены демократического блока… Ведь почти весь мир болел именно за нас. Американская гегемония уже надоела, и когда мы прибили Штаты, то стали главными любимцами публики. Примерно в час ночи позвонил Самаранч. Сказал, что он, конечно, понимает нашу радость, но Олимпиада-то продолжается… Пришлось Гомельскому разруливать ситуацию. Причем сделал он это руками Белостенного. Пригрозил тому, что если он не разгонит всю эту шайку-лейку, не получит значок заслуженного мастера спорта. Белостенный, разумеется, испугался. Ведь ранее его уже дважды лишали этого почетного звания. И к приказу Папы Санек отнесся со всей ответственностью. Мало того, что за какой-то час разогнал народ, так еще и за всеми убрал. А мусора в комнате накопилась огромная куча. Закуской никто особенно не озаботился. Водку, виски и коньяк просто запивали колой. В итоге жестяных банок и бутылок в комнате было – по колено! Мы с Волчком попытались было ему помочь – так он руками замахал. Мол, Папа мне доверил – я и сделаю.


 


А потом, примерно в пять утра, Белый пришел к Папе – «сдавать работу». Гомельский только-только уснул, и я, естественно, категорически не хотел пускать к нему Сашу. Буквально за полчаса до этого сделал Папе успокоительный укол… Встал перед дверью, словно вратарь на футбольных воротах. Так Белый просто аккуратно приподнял меня, поставил в сторонку и принялся бухать кулачищами в стену. Папа, естественно, проснулся, вышел – заспанный, голенький. А Белый, опираясь на дверной косяк, разорвал на груди белую рубаху и буквально прорычал:


– Александр Яковлевич, я вашим заветам верен до гроба!


Папа в ответ спокойно ему так отвечает:


– Я знаю, Саша, знаю. Ложись спать…


(Василий Авраменко, Лучшая команда XX века)


Где сейчас: Умер в 2010-м от рака легких.


Виктор Панкрашкин


alt


В 88-м: Панкрашкин, не будучи «звездой», всегда оставался важной частью ЦСКА и сборной. Обычно его называют незаметным героем, но незаметным он был лишь с точки зрения статистики: любимец болельщиков со своими колоритными усами, волейбольными блок-шотами и дальними бросками подвергался дотошному разбору на площадке, а его защита всегда считалась одной из лучших. Всегда Панкрашкин был душой команды, и умение сплачивать коллектив и находить нужные слова поддержки собственно и обеспечило ему место 12-го игрока в ростере.


История: «Помню, играли мы в Анголе на чемпионате дружеских армий. Без проблем дошли до финала, где предстояла встреча с венграми. Тоже не ахти, конечно, какие баскетболисты, но все-таки. Утром, за несколько часов до игры, Панкр откуда-то узнал, что у венгров в этот день какой-то серьезный национальный праздник. Взял с собой пару молодых ребят и пошел их поздравлять. Какие слова нашел — не знаю, но факт остается фактом: практически вся венгерская команда набралась очень прилично. Витя, конечно, тоже вернулся не совсем трезвым, но этого тренеры до поры до времени, а точнее, до собрания перед игрой, не видели. И вот наш тренер Валентин Федорович Мельничук, давая установку, роняет фразу: «На случай, если они возьмут прессингом…» Панкр среагировал мгновенно: «Не возьмут…» Что такое? Почему? Только тут Мельничук заметил, что Витя немного не в себе. Более того, выяснилось, что во время застолья он по дружбе обещал венграм, что более чем в 15 очков мы их обыгрывать не станем… Самое интересное, что Панкрашкин в этот день все-таки вышел на площадку и отыграл очень неплохо. Но устраивать разгром мы в самом деле не стали…» (Александр Гусев, «Советский спорт»)


Где сейчас: Умер в 93-м от туберкулеза.


Игорс Миглиниекс


alt


В 88-м: На Олимпиаде Миглиеникс оказался за спинами более опытных и надежных Сокка и Хомичюса, так что появился лишь в четырех матчах турнира, да и то эпизодами.


История: «Мигель? О, это такой человечище! Вот вам реальная история-иллюстрация.


 


Утром, за пару дней до вылета в Корею, подходит ко мне Гомельский и говорит: «Антоныч, не знаю, кого оставлять: Валтерса или Мигеля. Сроки уже поджимают, но решение принять никак не получается. Что посоветуешь?». «А пусть ребята сами решат», – отвечаю. Чапай тут же собирает команду, объясняет: так, мол, и так, лишнего определит открытое голосование. «Кто за Рафика?» Ни одной руки. «Кто за Мигеля?» Та же картина. «Да вы что, мать вашу, сговорились, что ли?!» Уговорить команду проголосовать Папе удалось только с пятого раза. Со счетом 6:5 победил Миглиниекс. А Валтерсу, легенде ВЭФа, не раз в одиночку обыгрывавшему ЦСКА, тому самому Валтерсу, под которого Гомельский в клубе специально выстраивал защиту, пришлось собирать вещи».


(Василий Авраменко, Лучшая команда XX века)


Где сейчас: Завершив игроцкую карьеру, Миглиниекс сразу же переключился на работу тренера. За 16 лет в его досье появились национальные сборные Латвии (где он был главным) и Китая (где он помогал Казлаускасу), «Рига», «Киев», «Донецк», тульский «Арсенал» и несколько клубов с Кипра. Сейчас он возглавляет латвийскую команду «Екабпилс» и развивает открытую им детскую баскетбольную школу.


Валерий Тихоненко


alt


В 88-м: Тихоненко – один из лучших снайперов на чемпионатах мира в истории российского баскетбола, но тогда это было еще в будущем. Главное, чем запомнился молодой форвард в Сеуле – это физические данные, скорость и атлетизм: он был настолько быстрым, легким, динамичным, прыгучим, что самостоятельно создавал для команды возможности для того, чтобы бежать. Пару раз ему удалось выстрелить, но на протяжении всех Игр Тихоненко сражался за игровые минуты не только с Волковым и Таракановым, но и с защитниками – когда и Марчюленис, и Куртинайтис оказывались вдвоем на площадке с кем-то из разыгрывающих, так как сборная довольно много играла маленьким составом.


История: «Известная шутка. Помнится, в 1988-м Папа не знал, как остановить наши пьянки после победы в Сеуле и в итоге придумал отличную фишку. Он сказал, что рано утром приедет машина и мы поедем на завод «Самсунг», где нам продадут телевизоры за десять процентов от цены. В итоге человек семь реально спустились в семь утра в холл. Но… вовсе не потому, что они рано легли спать. Просто пить еще не заканчивали!» (Валерий Тихоненко, delfi)


Где сейчас: В 2000-м Александр Гомельский пошел на радикальные меры, стремясь сохранить в ЦСКА Валерия Тихоненко: недавнего игрока сделали главным тренером, а штамповавший победы в чемпионате России Станислав Еремин был отправлен восвояси. В новой должности он время от времени добивался определенных результатов (Топ-16 Евролиги с ЦСКА, серебро чемпионата России с «Динамо», серебро чемпионата Европы с женской сборной), но и проблемы со здоровьем, и отсутствие настоящих успехов привели к тому, что он решил завязать с тренерским ремеслом. С 2011-го Тихоненко – генеральный директор «Астаны», бедного, но неизбежно присутствующего родственника лиги ВТБ.


Сергей Тараканов



В 88-м: Александр Гомельский очень переживал отказ от выступления на Играх-84, вдвойне из-за того, что уже тогда была понятна глубина новой советской команды с быстрыми защитниками и универсальными форвардами. Передняя линия той команды здорово бежала, старалась не уступать американцам в физике и при этом еще и бросала. Гомельский чуть ли не собирался привезти команду в Штаты, просто чтобы грохнуть американцев даже вне зачета.


Бросок Тараканова, который за ЦСКА часто выдавал результативные матчи, в Сеуле использовался не очень часто. Но все равно остался у всех в памяти: югославы всегда давали бросать с дистанции, и выходы нападающего со скамейки имели крайне позитивное воздействие на происходящее – оказавшись в роли догоняющего, в финале сборная СССР вернулась в игру в том числе и благодаря очень своевременным попаданиям. Тараканов тогда набрал 8 очков и выступил в роли одного из переломных факторов. За это он получил не только золотую медаль, но и плевок в лицо от соперников.


История: «Никола Сергеевич, как его кто-то когда-то назвал – человек с непростым характером. Немного замкнутый, неуступчивый, любитель поспорить. Достаточно мудрый, образованный, порядочный, а в игровом плане очень требовательный к себе. И в жизни, и на площадке Серега всегда тщательно обдумывал каждый шаг, каждое решение. Даже приказ Гомельского для него был не указ. Папа кричит: «Бежать!». У того же Хомы аж пятки сверкают, а Тараканов берет паузу, размышляет – куда бежать, по какой траектории. Логично, что с таким аналитическим складом ума он после окончания карьеры стал ведущим российским баскетбольным агентом…


…Случались критические моменты, когда кто-нибудь вползал ко мне в медицинскую комнату на четвереньках и начинал жаловаться, что больше не может. Прекрасно помню слова Тараканова: «Антоныч, ну когда Боженька заберет Папу?! Я ведь первый на могилку к нему приползу посыпать земельки». Только не подумайте ничего дурного: все это, конечно, говорилось в шутку. Просто врач служил для ребят громоотводом, был связующим элементом между ними и главным тренером…


С Гомельским у него частенько случались разногласия. И в конце концов они находили компромисс. Тонкости игры Тараканов понимал очень хорошо. И иногда Папа в разговорах со мной даже признавался, что зря спорил с Серегой, потому что на самом деле тот был прав. При этом Тараканов никогда не напивался. Редкое качество по тем временам. Не случайно именно он оказался единственным нашим чемпионом, кто смог лично присутствовать в Сеуле на закрытии Олимпиады».


(Василий Авраменко, Лучшая команда XX века)


Где сейчас: Тараканов сохранил связь с баскетбол в самых разных ипостасях. В нулевых он занимал пост генерального менеджера сборной России и был ответственен за приглашение к команду Дэвида Блатта. Параллельно занимался агентской деятельностью. А также работал комментатором на канале «Спорт» (и вернулся на «Матч-ТВ»). Помимо не связанных с игрой бизнес-проектов, Тараканов является президентом Союза ветеранов ЦСКА и организует детские турниры. Ну и, естественно, колесит по Москве на мотоцикле Yamaha.


Вальдемарас Хомичюс


alt


В 88-м: «Хомичюс работал как Ленин – 24 часа в сутки. И через эту черную работу он вышел на очень высокий уровень. Теперь он требует такого же отношения к тренировкам и от своих подопечных. В этом он неисправим. Я бы с ним, не раздумывая, на разведку пошел», – вспоминал Куртинайтис. Неутомимый разыгрывающий, скорость которого фиксировала развивающаяся грива волос – мотор «Жальгириса» и сборной СССР. Хомичюс был идеальным партнером для Сабониса, за счет дриблинга, быстроты и выдумки создавая для своего центрового наилучшую ситуацию.


В Сеуле Хомичюс оказался за спиной Сокка и был менее заметен, чем обычно – и из-за отсутствия игрового времени, и из-за более ограниченной, по сравнению с «Жальгирисом», роли.


История:


– Помните, как на Олимпиаде в Сеуле поили Петровича на допинг-контроле?


– Это сейчас там безалкогольное пиво приносят. Раньше давали нормальное. После матча организм обезвожен, поэтому комиссар матча нам говорил: «Набирайте пива сколько угодно – только не затягивайте со сдачей анализа». Мы-то с Сабасом быстро отстрелялись, а Петрович – никак. Вот и накачали пивом так, что пришлось его из комнаты под руки вытягивать. Разве с Сабасом кто-то сможет потягаться?


– Легенды ходят, как баскетбольная сборная отмечала победу в олимпийском Сеуле. Из команды на церемонии закрытия Игр спустя два дня появился один Тараканов. А вот где были вы, например?


– Не помню. Там все было как в тумане. Сплошная эйфория. В память врезалось почему-то другое – Сабас костюмы в магазине заказал. И вот шли мы по Сеулу вдвоем абсолютно счастливые, на шее – золотые медали. А корейцы подходили и предлагали их купить. Мы хохотали: «50 тысяч долларов – медаль ваша». Долго плутали, пока отыскали этот магазин. Еще запомнилось, как на следующей Олимпиаде в Барселоне праздновали бронзу – первую в истории сборной Литвы.


– Да уж, Елена Баранова нам в интервью вспоминала, как Сабонис тогда в Олимпийской деревне огромную бутылку водки разбил.


– Водка – мелочь.


– Еще что-нибудь разбили?


– Больше ничего. Но в номерах устроили салют. Из бутылочек с протеином. В комнатах было белым-бело.


(«Спорт-Экспресс»)


Где сейчас: Хомичюс играл до 40 лет, а по завершении карьеры смог продержаться без баскетбола только четыре года – и начал работать тренером в московском «Динамо». Старт получился неудачным, но затем последовала более взвешенная и успешная попытка: бывший разыгрывающий оказался в помощниках у Сергея Белова в «Урал-Грейте» и постепенно дорос до роли главного. Затем были УНИКС, «Триумф», «Днепр», а в этом году Хомичюс возвращается в Пермь, теперь в «Парму», опять в роли помощника.


Тийт Сокк


В 88-м: После Олимпиады Гомельский говорил, что два главных творца победы – это Сабонис и Сокк. И именно Сокка он всегда ставил на место разыгрывающего в свою «команды мечты».


Сокк воплощал идеал разыгрывающего для тренера, так как всегда олицетворял надежность. В его игре не было ничего лишнего, он не гнался за личной статистикой и концентрировался лишь на том, чтобы создавать наилучшие возможности для остальных. Характерно, что в первом матче на турнире с Югославией (который сборная проиграла) Сокк был самым результативным и набрал 20 очков – в дальнейшем он бросал гораздо меньше, но промахивался еще реже.


История: «Когда Сокк прилетел домой, его прямо в аэропорту посадили в запряженную лошадьми карету и несколько часов возили по городу под крики и рукоплескания толпы. Потом на центральной площади Таллина был устроен концерт. Сокка лично поздравлял первый секретарь республиканского ЦК. А вокруг собралась вся Эстония! Чтобы увидеть и приветствовать своего олимпийского чемпиона, люди забирались на деревья, крыши домов. Причем последние 100 метров до трибуны, где его чествовали, Сокк прошел по лепесткам роз. Как признавался сам Титок, ничего путного он тогда выдавить из себя не смог. С микрофоном обращался куда хуже, чем с баскетбольным мячом. Сказал только, что горд быть эстонцем. Впрочем, его никто и не слушал. Его просто боготворили. В знак благодарности Сокку преподнесли небывалый по тем временам подарок: полгектара земли в центре Таллинна и огромный особняк. Уже после распада СССР, когда Титок уехал играть в греческий «Арис», он сдал дом в аренду американцам, которые разместились там свое посольство. Платили они ему сумасшедшие деньги. Партнеры Сокка по золотой сборной завидовали ему белой завистью. Россиянам-то в Москве вручили по гвоздике, командирским часам и биноклю».


(Василий Авраменко, Лучшая команда XX века)


Где сейчас: Главный эстонский баскетболист логично превратился в тренера. В течение многих лет Сокк работал с национальной сборной и клубами эстонской лиги, затем – возглавлял команду Таллиннского политехнического института «TTÜ KK». Но основным его делом стала баскетбольная школа, открытая во многом случайно.


Римас Куртинайтис


alt


В 88-м: «В свое время мы где-то прочитали, что Дражен Петрович совершает в день по 1000 бросков. В «Нью-Джерси» он вообще не промахивался. Если на тренировке один раз не попадет – все удивлялись, подходили, спрашивали, все ли нормально. Так вот, я старался делать также. Петрович был моим кумиром, несмотря на то, что он был меня младше на четыре года».


Куртинайтис преуспел не только в трассирующих шутках и огненных историях, но и в дальних бросках, которые стали одним из самых опасных приемов в арсенале советской сборной. Маллет защитника носился по зоне ураганом и становился предвестником плохих новостей. Согласно известной легенде, трехочковых бросков Курта так опасались, что в полуфинале с США в первой половине засчитывали их как двухочковые попадания – пришлось ему перед броском очерчивать ступней воображаемую линию.


История: «Нужно отметить еще снайперские качества Римаса Куртинайтиса. Перед началом Олимпиады стало понят¬но, что лучше, чем Римас, трехочковые броски в нашей сборной не бьет никто. Он прирожденный снайпер. Как-то отец подошел к нему и спросил: «Курт, откуда тебе удобнее всего бить трехи?» Курт показал две точки на площадке. Именно в этих точках он получал два или три заслона подряд и только потом получал мяч в руки, когда никаких американских защитников близко не было. Эти комбинации секретили от американцев всю Олимпиаду. Их не использовали в предыдущих встречах только для того, чтобы американские тренеры их не увидели. Такая вот баскетбольная хитрость. В итоге Курт стал вторым по результативности в нашей коман¬де и именно его трехочковый бросок меньше чем за две минуты до финальной сирены обезопасил сборную СССР от поражения. Сборная СССР сенсационно по¬бедила США в полуфинале Олимпиады».


(Владимир Гомельский. Папа, великий тренер)


Где сейчас: Куртинайтис долго не мог завершить карьеру – вернее, то завершал ее, то возобновлял вновь – и параллельно пробовал себя в других ипостасях: был и играющим тренером, и играющим министром спорта. Тернистый путь начался в «Баку», завел его в Польшу и Латвию и вывел на пик в подмосковных «Химках», где он смог стать одновременно и тренером, и немного даже министром. Этим летом Куртинайтис рискнул принять вызов, который не всякому по силам – возглавил команду Дмитрия Герасименко, «Канту».


Александр Волков



В 88-м: Почти все, что нужно знать об игре «Саши Волкова» в Сеуле – это то, что именно его творчеству принадлежат две главные реликвии, сохранившиеся в память о той команде: блок-шот и данк через Кукоча в финальном матче.


Волков, который после турнира станет первым представителем Советского союза в НБА, выделялся бросающейся в глаза легкостью, граничащей с пижонством. Он взрывался проходами, которые сложно было соотнести с игроком таких габаритов, иногда запутывал сам себя, фантазируя в быстрых атаках, не всегда оправданно тянул одеяло на себя. Но все это делалось с таким задором, с такой естественностью, что по большой части даже самые рискованные задумки сходили ему с рук.


Рядом с такими партнерами, как остроумный не жадный Сабонис и протискивающийся между любыми оборонительными заборами Марчюленис, Волков смотрелся максимально эффективно и идеально дополнял тандем изящного центрового и атлетичного защитника, привнося неевропейские мощь и напор.


История: «Поехали мы как-то в Испанию. А прикреплен к команде был один полковник, белорус – не буду называть его фамилию, чтобы не обиделся. Так вот ребята всю дорогу над ним измывались, подтрунивая над его солдафонской прямолинейностью. Идем, скажем, на пляж, так тот полковник говорит: «Чтобы не утонуть, держитесь в воде вместе». И что вы думаете! Волчок, Мигель и Тараканов на глазах у изумленных курортников заходят в море по пояс, берут друг друга за руки и начинают плыть в обнимку, будто группа синхронисток.


Ну а вечером того же дня парни решили окончательно «добить» белоруса. Заходят ко мне в комнату, просят: «Надевай на голову простыню, делай прорези для глаз. И, на вот, возьми пистолет». «Ствол», разумеется, был игрушечный. Но выглядел вполне натурально. И когда я в таком виде в два часа ночи постучался к полковнику и крикнул: «Паспорт, валюта!», тот, подумав, что перед ним испанский бандит, захлопнул дверь и тут же набрал номер нашего гэбиста Сан Саныча. Жаловаться ни на что не стал, просто попросил подняться к нему посмотреть вместе телевизор. Глубокой ночью! Испугался не на шутку… Потом целый день бледный, как смерть, ходил. А игроки ему ни в чем так и не признались.


Или вот еще случай. С Панкрашкиным. На сборах в Сухуми ребята нашли в раздевалке старый китайский кед 56-го размера. Волчок с Мигелем тут же в один голос: «О, Панкр, это наверняка ты потерял!». И потом еще этот кед долго летал по раздевалке…


Когда все уже уезжали с арены, ребята втихомолку прихватили это обувное страшилище с собой. И не придумали ничего лучше, чем отправить его по почте на московский адрес Панкрашкину. Причем не простой посылкой, а специальной. И вот спустя пару недель возвращается сборная в столицу. Идет очередная тренировка, а Панкра все нет и нет. Наконец, он вбегает весь взмыленный, с каким-то свертком в руке. Гомельский к нему: «Почему опаздываешь?!» «Так, мол, и так, – отвечает. – Срочно вызвали на почту, пришла посылка от Шоты Мачаидзе под грифом «секретно». Кто такой этот Шота, я понятия не имею».


Мигель с Волчком уже лежат на полу от смеха. Я тоже понимаю – их «почерк». Папа говорит: «Давай все вместе посмотрим, что за посылка». Ему-то тоже интересно – как и остальным игрокам. Панкр трясущимися руками разворачивает бумагу и видит перед собой тот самый кед! «Ну, Волчара, сейчас убью!» – самое приличное из того, что он тогда произнес».


(Василий Авраменко, Лучшая команда XX века)


Где сейчас: Совсем недолго поработав тренером сборной Украины и президентом «Киева», Волков подался в политику и полгода занимал поста министра спорта. Затем были два четырехлетних срока на месте президента Федерации баскетбола, назначение вице-президентом ФИБА-Европа и погружение в украинскую политику в качестве депутата самых разных политических партий.


Арвидас Сабонис


alt


В 88-м: Присутствие Сабониса в Сеуле было неожиданным, и изначально команда наигрывала в качестве основной пятерку, где роль пятого номера выполнял Волков. Планы пришлось менять по ходу турнира, что обернулось драматическим поражением на старте от югославов. После того матча центровой выступил в раздевалке с речью и попросил не фокусироваться исключительно на нем – играть в тот баскетбол, на который команда настраивалась изначально, а его воспринимать не как лидера, а как помощника. В результате Сабонис оказался лишь третьим в команде по результативности, но, конечно, сыграл решающую роль в общей победе, запомнившись всему миру феноменальной разносторонностью для человека подобных габаритов. Визитной карточкой Сабаса надолго стала вторая половина финального матча с Югославией, где он уничтожил и Диваца, и Раджу и при этом сочетал бесперебойный набор очков с умнейшими передачами на партнеров.


История: «Сам Сабонис далеко не сразу поверил в возможность своего возвращения к Сеулу. Помню, едва вернувшись из Америки, где ему делали повторную операцию, Сабо тихонько подошел к Гомельскому и шепотом спросил: «Может, возьмете с собой хотя бы туристом?» Папа в ответ поставил его под кольцо и со словами «На, забей!» кинул в руки мяч. Арвидас еле-еле запихнул мячик в корзину. После чего Чапай произнес: «Все, ты едешь в Сеул. И не туристом, а полноценным игроком!» Думаю, тот разговор окончательно заставил Сабаса поверить в свои силы.


И когда Арвидас впервые появился в Новогорске на предолимпийских сборах, я увидел у него в глазах огромное желание поехать на Игры. Когда об этом его намерении стало известно, в Литве началась настоящая паника. Мол, нашу легенду губят! Несколько светил тамошней медицины приехали к министру спорта Марату Грамову. Завесили его кабинет диаграммами и графиками, чтобы доказать: к Олимпиаде Сабонис восстановиться не успеет. Но хитрец Гомельский тут же придумал ответный ход. Скоро у Грамова висели уже другие графики и другие, «наши» доктора говорили, что Сабонис выздоровеет. Эта «холодная война» шла несколько дней. Литва твердо стояла на своем, Москва ни в чем ей не уступала. В итоге я посоветовал Гомельскому: «Пусть Сабас сам выступит перед врачами и скажет, готов он сыграть в Сеуле или нет». Если бы Арвидас отказался, никто бы его переубеждать не стал. Мы с Папой погрузили Сабониса в машину и повезли прямо к министру. Там Арвидас на своем тогда еще не очень хорошем русском рявкнул Грамову: «Все, пи***ц, эта моя нога, я хочу в Сеул, и я туда еду». На этом вопрос был исчерпан.


По ходу Олимпиады я уделял Сабасу 50-70 процентов суточного времени. Сабонис привез с собой из США рекомендации американского профессора Кука, согласно которым ежедневно его ахиллу требовалось 5-7 восстановительных процедур. Ими мы, конечно, не ограничились. Противовоспалительные мази не слишком помогали. И на протяжении всей Олимпиады я делал Сабасу контрастные ванны по японской методике. Каждое утро приносили по 20-30 килограммов льда из олимпийской кухни. Сначала распаривал больную ногу докрасна, потом остужал льдом. Разница температур составляла 50 градусов – от +52 до +2! Именно столько, как доказали японцы, требуется, чтобы после массажа сосудов, питающих ахилл, последний приобретал эластичность. Методика, надо признать, оказалась весьма эффективной. Ахилл так и не порвался.


Но каких же мук стоило Арвидасу дважды в день проходить по пять серий таких процедур! Сами подумайте, каково это – распаренную докрасна ногу держать в пластиковом баке со льдом и небольшим количеством водички. Удовольствие – ниже среднего. Так что по олимпийкой деревне то и дело раздавалось рычание: «Терпи, сука, терпи». И он вытерпел! Хотя к каждой тренировке, к каждому матчу ему приходилось готовиться часа по полтора, не меньше».


(Василий Авраменко, Лучшая команда XX века)


Где сейчас: Сабонис был президентом на площадке и не мог не остаться им после – сначала он стал президентом «Жальгириса», затем президентом Федерации баскетбола Литвы.


Шарунас Марчюленис


alt


В 88-м: Уже после Олимпиады-84 (и еще за три года до того как Марчюленис совершил прорыв и раскрылся в качестве одного из лидеров сборной СССР на Евробаскете-87) Александр Гомельский выдвинул предположение, которое сейчас кажется фантастическим: он был уверен, что молодой литовский защитник сможет закрыть Майкла Джордана за счет своего невиданного атлетизма.


Последующие встречи Марчюлениса и Джордана показали, что это все же преувеличение. Но сама идея очень хорошо демонстрирует восприятие защитника. К концу 80-х отклонявший приглашения в «Жальгирис» и вечно воевавший с Сабонисом Марчюленис превратился в лидера той команды. Резкость на первом шаге, нехарактерный для европейского игрока атлетизм и еще более нехарактерная жесткость на площадке – главные черты «мотора команды». Марчюленис выступал в роли плеймейкера в том смысле, что именно от него, от его слаломных проходов, от его умения безбоязненно лезть в гущу защитников и каким-то образом просачиваться сквозь них и зависела большая часть атак.


История: «Марчела, в сборную попал достаточно сложно. Отец увидел его на турнире, который проходил в Алма-Ате. Марчюленис, несомненно, был одаренный от природы, физически очень сильный и абсолютно бесстрашный. Ростом сто девяносто шесть сантиметров, он напоминал эдакий маленький танк на баскетбольной площадке. Но против Марчюлениса были настроены все остальные литовцы, которые выступали за Каунас. Дело в том, что Шарунас, родившийся в Каунасе, учиться уехал в Литовский государственный университет в Вильнюс и играл за «Статибу». Каждые полгода Марчела получал приглашение перейти из «Статибы» в каунасский «Жальгирис», но каждый раз его отклонял. Он считал, что раз ему, совсем молодому семнадцатилетнему школьнику, дали возможность играть в команде мастеров, он просто не может подвести. Особенно в те годы, когда противостояние «Жальгирис» — ЦСКА определяло лицо отечественного баскетбола, литовские игроки Хомичюс, Куртинайтис, в меньшей степени Сабонис и в большей степени Йовайша никак не хотели признавать, что в сборную приедет баскетболист из «Статибы».


Они были против Марчюлениса. Еще в 1984 году на сборах в Новогорске вместе с Валтерсом они пришли к отцу и сказали: «Александр Яковлевич, мы не сможем так хорошо играть, если с нами в Америку поедет Марчела. Не надо его брать с собой». Удивительная вещь, но им удалось убедить я второго тренера команды — Владимира Николаевича Обухова, который тоже просил отца не брать его с собой. И отец не взял. Но когда вернулся оттуда, то первое, что он сказал, было: «Ну какую ж глупость сделал, какую глупость!»


И это вовсе не потому, что на позиции атакующего защитника не было другого игрока. Вместо Марчюлениса поехал Жуканенко из Алма-Аты. Игроки-то были. Может быть, даже и повыше ростом и с лучшим броском. А вот такого человека по характеру... Ведь Марчела настоящий литовец — упрямый, уверенный в себе, очень уравновешенный, в нем очень хорошо сбалансированы азарт борьбы и хладнокровие. Он умел оставаться спокойным в критических ситуациях, даже когда был совсем молодым. После того как папа приехал из США и сказал, что совершил глупость, он уже больше не поддавался никакому давлению. Он открытым текстом говорил: «Ребята, вы там у себя в Литве свои вопросы решайте. Это ваше дело, и Федерация баскетбола в Литве знает, как управлять баскетболом в республике. А у меня в составе будут играть сильнейшие. А Марчюленис, несомненно, сильнейший». Представляете, как обидно было слышать такие слова от тренера Римасу Куртинайтису. Ведь они с Марчюленисом конкурировали за место в составе, так как играли на одной позиции».


(Владимир Гомельский. Папа, великий тренер)


Где сейчас: Организаторские способности, которыми славились все литовские игроки той сборной, Марчюленис в самом концентрированном и самом полезном виде проявил в начале 90-х, когда с нуля создал сборную Литвы и задал правильный импульс для всего постсоветского баскетбола в бывшей республике. Затем он основал литовскую баскетбольную лигу, а через несколько лет стал комиссионером Североевропейской баскетбольной лиги (сейчас – Балтийская баскетбольная лига).


Среди многочисленных бизнес-проектов Марчюлениса в качестве основных и наиболее успешных всегда фигурировали гостиница и детская баскетбольная академия, но пару лет назад было объявлено об их закрытии.


В 2015-м Марчюленис был введен в Зал славы баскетбола.


Фото: Gettyimages.ru/Joe Patronite

Комментарии: 157
Комментировать
Новости СМИ2
waplog