Войти Полная версия
Fyodor Voiushin
06 декабря 21:50
Президент «Шапекоэнсе» помог попасть на игру. Там я встретился с выжившим футболистом

Проект #AroundTheGlobeOfSport в гостях у футбольного клуба «Шапекоэнсе».


Субботний вечер. За столом раздается «За здоровье!» и стук стаканов. Я на вечеринке у друзей Маурисио, моего хоста с «каучсерфинга». Мы болтаем обо всем на свете, играем в «Диксит» и едим пиццу. В какой-то момент я уставился в телефон и читаю только что полученный e-mail: «Здравствуйте, Федор! Ваша заявка на аккредитацию для прессы на игру «Шапекоэнсе» – «Сан-Паулу» одобрена». В этот момент на Земле нет более счастливого и благодарного человека, чем я. Хотя еще утром все было не так радостно. 


фанат


Да, я в городе Шапеко (ударение на последний слог), штат Санта-Катарина. Здесь играет всем известная команда «Шапекоэнсе». Кстати, полное название клуба: «Ассоциация футбола города Шапеко». Само слово «шапекоэнсе» – это именование жителей данного города (как например, житель Москвы – москвич).


Шапеко – небольшой провинциальный город в южной части Бразилии. Это агрикультурный центр, здесь располагаются одни из крупнейших производителей мяса (в частности, свинины) в стране.


Больше город ничем не выделяется. Однотипные улицы, схожие дома. В центре располагаются собор и небольшой парк, в котором сейчас работает рождественский рынок. Неудивительно, что футбол стал отдушиной для горожан, а «Шапекоэнсе» – чем-то большим, чем просто командой.


жук


Стремительный взлет из серии D в серию A, приезд в Шапеко именитых игроков и команд, участие в международных турнирах. Все это сделало клуб символом города, объединяющим его жителей. Поэтому авиакатастрофа в 2016 году стала личной трагедией для каждого человека в Шапеко.


В 2018 году «Шапекоэнсе» борется за выживание. Чтобы наверняка остаться в высшем дивизионе, в последнем туре необходимо побеждать «Сан-Паулу», который пытается напрямую попасть в групповой этап Кубка Либертадорес. Очень сложная и важная игра.


Я приехал в Шапеко за день до матча, и первым делом принялся узнавать о наличии билетов на эту игру. Мои переживания по этому поводу подтвердились – все билеты были проданы. «Приехать сюда, чтобы посмотреть футбол, и не попасть на игру. Как же обидно!» – думал я. Однако, у меня еще была надежда попасть на стадион.


Перед тем как уехать в путешествие, я сделал сопроводительное письмо (на русском, английском и испанском языках), в котором описал суть своего проекта: цель, задачи, маршрут. Это письмо, с просьбой об аккредитации для прессы, я отправил в адрес футбольного клуба за неделю до игры. Подобный шаг я уже проделывал в Европе: так я посетил баскетбольный матч в Берлине и хоккейный в Берне. Теперь попробовал в Бразилии. Время шло, а ответа не было. «Хотя бы напишите, что отказываете в просьбе! Это лучше, чем просто игнорировать», – негодовал я.


Поделился этими мыслями с Маурисио.


– Мы можем посмотреть игру в баре, а сейчас давай съездим до стадиона – иногда там пускают внутрь, – предложил он.


«Арена Конда», на которой играет «Шапекоэнсе», названа в честь Виторино Конда – индейца, боровшегося за права коренных жителей. Его статуя находится рядом со стадионом. Неподалеку располагается официальный магазин, клубную атрибутику также можно купить у уличных торговцев поблизости.


индеец Конда


Мы же направляемся к мемориалу авиакатастрофы. Это небольшой парк, примыкающий к стадиону. В центре – бассейн с картой Южной Америки. На ней отмечены две точки: Шапеко и Медельин (город в Колумбии, куда летела команда). На бортике бассейна написаны имена погибших. На фасаде стадиона – граффити с изображением членов команды.


мемориал


Конечно же, никого не пускают на арену за день до игры. Поэтому мы просто прогуливаемся вокруг. Доходим до служебного входа, здороваемся с охранником. Маурисио начинает о чем-то беседовать с ним. Понимаю, что речь идет обо мне. В результате, охранник разрешает нам зайти внутрь на пять минут.


Пройдя небольшой коридор с фотографиями значимых моментов в истории клуба на стене, оказываемся у кромки поля. Стадион небольшой, но именно такие создают атмосферу домашнего уюта. На поле подстригают газон, рядом устанавливают рекламные щиты. Пара фотоснимков, и мы идем обратно.


газонокосилка


Выходя со стадиона, Маурисио вспоминает:


– У меня же подруга работает журналистом. Давай ей напишем, может получиться попасть на игру?


Дальше начинаются чудеса, и я словно оказываюсь героем фильма «Елки» и частью «теории шести рукопожатий». Кэран, подруга Маурисио, оказывается нужным человеком. У нее много знакомых среди журналистов города. Так, она с легкостью выходит на связь с пресс-службой клуба. Вечером, на той самой вечеринке, когда я получил электронное письмо, она тоже присутствовала и ошарашила меня фразой:


– Я даже дозвонилась до президента «Шапекоэнсе».


– Президент «Шапекоэнсе» знает о моем присутствии? – мне становится неловко.


– Да, он сказал, что тебе разрешат попасть на игру.


Дело в том, что аккредитацию могут получить только представители СМИ, зарегистрированные до начала сезона. Поэтому я не получал какого-либо ответа. Однако, в конкретном случае мне сделали исключение.


***


На следующий день, за три часа до начала матча я приезжаю к стадиону. Болельщики уже собираются. Кто-то из них ест барбекю и пьет пиво, другие поют песни, но большая часть фанатов выстроилась в очереди у входов на стадион – трибуны стоячие, поэтому надо занять удобное место.


Я же направляюсь ко входу для прессы. У него сидит женщина со списком аккредитованных журналистов. Сверив мое имя со списком, меня пускают внутрь. Сразу иду в комнату для прессы. Там выдают манишки соответствующей категории: фото, радио и т.п. Мне почему-то выдают манишку для сотрудников ТВ. В этой же комнате встречаюсь с пресс-атташе «Шапекоэнсе». Он единственный человек из тех, кого я встретил за время матча, разговаривающий на английском языке, поэтому он же провел для меня небольшой инструктаж: где, что располагается, куда мне можно ходить, а куда нельзя.


тоннель


Оставшееся время до начала игры я провел, гуляя по стадиону. Заглянул в комнату для пресс-конференций. Там были еда и напитки для прессы. Если в Берлине кормили бутербродами, а в Берне пастой, то здесь – исключительно фрукты: яблоки, бананы, виноград. Рядом располагается микст-зона. Только что приехали игроки «Шапекоэнсе» и мои новые «коллеги» с телевидения и радио зазывали их на интервью.


Один из подошедших был одет в футболку и джинсы – он явно не собирался играть. Взглянув на него, я почувствовал какую-то невероятную энергию. Это сложно понять и объяснить словами. Он не улыбался, черты его лица довольно-таки резкие. Но аура, исходившая от него, выдавала в нем сильную личность. Это был Элиу Нету, один из трех выживших футболистов. Тот самый, которому за день до полета приснилась авиакатастрофа.


Пораженный увиденным и прочувствованным, направляюсь на трибуны. До матча еще час, а болельщики уже поют. Одни устроили перекличку с гостевой трибуной (которая заполнилась до отказа), другие – поют в очереди при входе на стадион. Рядом стоит оркестр. Полиция проверяет инструменты и пропускает их на трибуну. Вместе с барабанами, трубами и тромбоном музыканты также несут огнетушители.



Под непрекращающийся концерт в исполнении фанатов время пролетает незаметно. Вот команды уже выстроились в подтрибунном помещении и готовятся выйти на поле. Игроки «Шапекоэнсе» выходят вместе со своими детьми – одновременно очень мотивирующий и трогательный момент.


игроки с детьми


Первый тайм я смотрю на главной трибуне. Она же – единственная сидячая и с крышей, закрывающей от солнца. Однако первые ряды не сидят. Зрители прильнули к металлической сетке у поля и смотрят футбол из-за решетки. Их это не смущает. Напротив, так они располагаются рядом с футболистами.


у сетки


Уровень сопереживания зашкаливает. Каждый успешный момент, отбор встречаются так, словно был забит гол. «Шапекоэнсе» играет гораздо активнее, в основном атаки проводят через фланги, много навешивают. В одном из эпизодов, игрока хозяев толкают в спину в штрафной площади, но судья разводит руки – играем! Болельщики взрываются в негодовании. Кажется, такого громкого свиста в своей жизни я не слышал никогда.


Первый тайм закончился без забитых голов. В перерыве я зашел в комнату для прессы, чтобы отдохнуть от жары и попить газировки. Встретил там маскота команды – индейца Конда. Он собирался выйти к зрителям, но перед этим согласился сделать несколько фотографий.


маскот


Второй тайм иду смотреть на противоположную стоячую трибуну. Здесь физически сложно найти хоть какое-то место – все стоят прижавшись друг к другу. Кажется, билетов продали больше, чем вмещает стадион. Я почти прав: на матч пришло 19992 человека. Это примерно на сто человек меньше заявленной вместительности арены. Также это новый рекорд посещаемости клуба. Я, можно сказать, стал свидетелем истории.


На этой стороне стадиона невыносимо жарко. От солнца укрыться негде. Мимо проходят медики: уводят побледневшего пожилого мужчину. Из-за жары и нервной игры вокруг меня все напряжены. Только оркестр как ни в чем не бывало продолжает играть. Заслушиваюсь музыкой. Я умею играть на трубе, поэтому к духовым оркестрам у меня приятное, можно сказать любовное, отношение. В оркестре два трубача, они играют по очереди, сменяя друг друга для отдыха. Во время небольших перерывов они подпевают мелодии – так быстрее восстанавливаются мышцы губ. Однако больше всего цепляет тромбон. Он здесь главный, его звук возвышается над всеми остальными и задает настроение.


Потихоньку перемещаюсь на сектор за воротами. Там, как и полагается, самые активные фанаты. Я только протиснулся в гущу болельщиков, как «Шапекоэнсе» забивает гол. Начинается безумие: все вокруг прыгают, толкаются, кричат что-то несвязное, на меня льется пиво. Дальше и до самого конца матча с этого сектора раздаются песни. Поют все, в том числе многочисленные девушки. Поют так, что с трудом слышно звуки оркестра.



фанаты


Долго находиться в толпе фанатов невозможно – просто устаешь от громких звуков и прыгающих вокруг тебя людей. Да и про безопасность забывать не стоит. Поэтому ближе к концу игры направляюсь к подтрибунному помещению. Закончилось основное время, три минуты добавленного, звучит финальный свисток. «Шапекоэнсе» остается в высшем дивизионе!


На поле выбегают все: игроки, тренеры, сотрудники клуба. Кто-то обнимается, кто-то побежал к болельщикам, некоторые игроки катались по полю на гольф-каре. Охранники забыли про свои обязанности и снимали происходящее на телефоны. Большинство журналистов также не скрывало своей радости от победы хозяев и поздравляли друг друга.


С улицы раздавался салют, а в комнате для пресс-конференций готовились к послематчевому интервью тренеров. Внутрь зашел представитель «Сан-Паулу» и повесил баннер со спонсорами клуба поверх аналогичного баннера «Шапекоэнсе». Мой португальский на очень низком уровне, поэтому речь тренеров я понимал отрывочно. Тренер «Сан-Паулу» отметил, что хозяева играли лучше и заслуженно победили.


пресс-конференция


После него зашел тренер «Шапекоэнсе» и лично поздоровался с каждым журналистом. Он говорил очень быстро, я смог распознать только благодарности болельщикам, сотрудникам и Богу.


После пресс-конференции я подошел к пресс-атташе, поздравил с победой и поблагодарил за предоставленную возможность присутствовать на игре. Стадион опустел, болельщики переместились в многочисленные бары города, и уже можно было пройтись по полю и сделать прощальную фотографию.


поле


Спасибо за незабываемые эмоции, Шапеко! Удачи, «Шапекоэнсе»!


Фото автора.

Комментарии: 19
Комментировать
Новости СМИ2
waplog