Войти Полная версия
Владислав Воронин
04 июля 23:00
Из этой школы вышли Зобнин, Кутепов и Дзагоев. Сегодня она загибается

Читать об академии имени Коноплева больно.


В бешеном ритме чемпионата мира вы наверняка не заметили новость о Романе Зобнине: он выкупил доступные для него три билета на матч Россия – Уругвай в Самаре и отдал их родной академии имени Коноплева, которая базируется под Тольятти.


«Все получилось спонтанно. Мне написал Рома, предложил билеты. Мы давно знакомы: я занимался в группе 1992 года рождения, а он на два года младше, – рассказывает Sports.ru тренер и сын основателя академии Андрей Коноплев. – Выбрали двух лучших ребят 2007 и 2008 годов рождения, их сопровождал тренер. Один парень вообще из другого города, никогда не ходил на такие матчи. Его папа приехал в Самару, посмотрел матч в фан-зоне, а потом они вместе уехали на машине домой, в село Павлово в Нижегородской области. Парень под невероятным впечатлением». 



Это раньше академия Коноплева жила на деньги Романа Абрамовича, славилась хорошими полями с подогревом и голландскими тренерами, играла в зарубежных турнирах против «Манчестер Юнайтед» и «Барселоны». Сейчас школа, откуда вышли три игрока сборной России (Зобнин и Кутепов при Абрамовиче, Дзагоев – чуть раньше), медленно загибается. Для ее воспитанников поход на сборную – реально событие года.


Роман Абрамович совсем перестал вкладывать деньги в российский футбол в 2013 году – с тех пор академия Коноплева принадлежит администрации Самарской области и будто заморожена. Денег из бюджета хронически не хватает, тем более, по данным самарского «Коммерсанта», в прошлом году финансирование снизилось. Все настолько плохо, что несколько дней назад на сайте академии появилось открытое письмо к выпускникам – просили денег. Нужно закупить экипировку и мячи, заменить искусственное поле, отремонтировать жилой корпус, купить новые автобусы (старые вот-вот спишут по правилам) и самое страшное – заменить отопительные котлы, которые еле работают.


Сын основателя академии Андрей Коноплев рассказал Sports.ru, как так получилось.  


«Папа мечтал стать футболистом, занимался в Ростове. Но еще в детстве получил травму, ушел в армию и дослужился до капитана. Потом занимался бизнесом в Тольятти. Как все знают, тут находится «АвтоВАЗ», в девяностые сюда приезжали со всей России, чтобы продавать автомобили. Так папа сделал стартовый капитал, а потом вложил деньги в детский футбол. Он постоянно смотрел футбол и любил детей, поэтому денег не жалел.



Юрий Коноплев


Сначала у нас просто были два возраста – 1989 и 1992 годы. Моя группа (1992) занималась на базе лагеря «Юность» на земляном поле с воротами без сетки. Постепенно так набрали 6-7 возрастов, сформировали спецклассы в школе, где учились только мальчики (это была СДЮШОР «Лада»), а дальше папа на свои деньги построил жилые корпуса. 


Формально академия открылась 1 сентября 2003 года, когда дети пошли в нашу отдельную общеобразовательную школу. Тогда еще никто не верил, что в Тольятти можно построить сильную академию, которая будет готовить игроков для сборной. А у него получилось. Он приглашал лучших тренеров, которых встречал в других городах, всем давал квартиры и обустраивал житье-бытье так, чтобы они вкладывали душу в работу. На победном юношеском Евро-2006 было шесть наших ребят. 


Летом 2006 года папе позвонил Роман Аркадьевич Абрамович – предлагал финансовую помощь. Как знал, что тут начались некоторые сложности. Папа был в шоке, что Абрамович звонил напрямую по сотовому. Конечно, обрадовался. А через неделю, 1 июля 2006-го, умер от сердечного приступа. 


Роман Аркадьевич сдержал слово. Он обещал помочь и даже после смерти папы начал вкладывать деньги. Вскоре он полностью взял академию на себя. Тогда бюджет был 180 миллионов рублей – и это при курсе примерно 30 рублей за 1 доллар – плюс еще 70-80 миллионов на две команды второй лиги. Это «Академия» и «Тольятти», где играли все наши ребята: Зобнин, Кутепов, Крицюк, Дзагоев и другие. 



У нас были лучшие игроки России, сюда хотели попасть даже воспитанники московских школ – «Локомотива», «Спартака» и так далее. Это сейчас наоборот – все хотят к ним, а тогда у нас в каждом возрасте по 7-12 человек вместе с тренерами уезжали в сборные. Или сборы проводились прямо у нас в академии.


Я и сам с 2003-го по 2005-й учился в академии, но потом получил травму и в 12 лет закончил с футболом. Сейчас я стал тренером, занимаюсь с ребятами, которым 10-11 лет, поэтому вся история академии у меня перед глазами.


При Абрамовиче у нас были золотые годы. Желто-сине-белые яркие корпуса, построенные в 2003 году – такие по-детскому яркие, – отремонтировали, сделали более классическими и взрослыми, под дерево. Красиво. Появилось поле с подогревом. Привезли голландских поваров, при которых детям выдавались витамины, необходимые для роста и развития, питание было разнообразным и обильным – можно было попросить добавки. Привезли голландских тренеров, которые дали нам хороший толчок. Мы стали все записывать, вбивали конспекты в компьютеры, упорядочили методику, больше занимались самообразованием.


С тех пор как академия перешла к администрации области, условия ухудшились. Да, у нас есть средства на содержание школы, но их недостаточно для того, чтобы идти вперед. Мы не жалуемся, понимаем, что у кого-то положение еще хуже. Поэтому крутимся как можем, но говорим о проблемах, чтобы думать о развитии.


У нас уже 10 лет не меняли основное футбольное поле – а ведь нагрузка из-за постоянных тренировок огромная, ухаживать за ним как следует не получается. В итоге искусственный газон так просел, что из-под него вылезает арматура. Я лично доставал из поляны одну палку.




Вторая проблема – отопление. У нас на всю академию два котла. Один, кажется, совсем вышел из строя, второй в таком состоянии, что может загнуться в любой момент. Отопительную систему давно не обслуживали, ее пора менять, поэтому мы не используем ее на полную мощность. Бывает, что если на улице очень холодно (минус 25, минус 30), заставляем детей одеваться, а то может быть прохладно. Ребята стали чаще болеть. 



Работаем в режиме постоянной экономии, поэтому подогрев на поле, постеленном при Абрамовиче, не используем. Это дорого, уходит много солярки. Все дорожает. Как и у всех в России, в принципе.


Мы понимаем, что в любой момент даже то, что мы имеем, может сломаться. Поэтому и говорим, что требуется срочный ремонт. В здании, где живут дети, проблемы со старым ковролином. Скапливается очень много пыли – у ребят развиваются аллергические заболевания. Кое-где аварийная сантехника, в одну комнату мы уже никого не пускаем – если там помыться, все зальет.


Мы уже подсчитали, что для возвращения нормальной инфраструктуры надо около 89 миллионов рублей. Это ремонт гостиницы, отопление, поле (поменять его стоит 13-15 миллионов), автобусы (нашим уже больше 10 лет, а с 2019 года на таких нельзя перевозить детей).



У нас нет спонсора, как у «Спартака», «Локомотива» или «Краснодара», мы находимся на полном гособеспечении. Нам выделяют 118 миллионов рублей – это содержание академии, питание, зарплаты. Все деньги – под полной отчетностью. Когда мы не были государственной организацией, то могли тратить деньги по надобности – на ремонт поля и так далее. Сейчас все четко регламентировано, у нас есть норма в год на человека – и мы не можем выйти за эти рамки. В итоге средств катастрофически не хватает – приходится покупать мячи не пойми какого качества. Какие-то деньги присылают воспитанники, они помогают с организацией некоторых турниров.


Но в целом мы плывем по течению. Что будет после чемпионата мира, никто не знает.


О проблемах лучше сказать заранее. Ведь у нас как традиционно: пока что-то неприятное не случится, никто ничего делать не будет. 


Верим в лучшее. Хотим развиваться, а не существовать».


Почему Абрамович перестал спонсировать академию Коноплева? 



В 2013 году миллиардер окончательно вышел из российского спорта – место генерального мецената занял «Газпром». Председатель правления «Национальной академии футбола» Сергей Капков объяснил, что компания Абрамовича выполнила все первичные задачи: «Создана материальная база, с помощью голландских тренеров выстроена учебная работа. Уже нет необходимости в таком объеме финансирования».


Что сейчас?


Врио губернатора Самарской области Дмитрию Азарову несколько раз рассказывали о проблемах академии Коноплева, но, по данным «Коммерсанта», переломить ситуацию не удается.


Фото: Андрей Коноплев; afbk.ru (2,3); РИА Новости/Алексей Даничев (7)

Комментарии: 412
Комментировать
Новости СМИ2
waplog