Войти Полная версия
Артём Рубанков
03 ноября 18:40
Хэмилтон очень изменился с первого чемпионства. Это другой человек

Самый яркий гонщик «Формулы-1».



За последние 10 лет в мире произошла куча разнокалиберных событий: 53 крупные и мелкие войны, финансовый кризис и обвал цен на нефть, избрание Дональда Трампа на должность президента США, 18 итераций iPhone и новый титул «Спартака». За то же время Льюис Хэмилтон из дерзкого дебютанта превратился в четырехкратного чемпиона мира и одного из лучших пилотов в истории «Формулы-1». Спортивные причины очередной победы уже разобраны – пора обратить внимание на метаморфозы выдающейся личности с момента завоевания первого титула до настоящего дня.


Получил свободу самовыражения


В конце 2012 года свершилось эпохальное для современной «Ф-1» событие: Михаэль Шумахер окончательно завершил карьеру, и в его «Мерседес» сел именно Хэмилтон. Общественность настороженно встретила переход молодой английской звезды в команду, повторявшую путь бесславно утонувшей в собственном богатстве «Тойоты» (лишь одна победа в гонке за три года существования). Льюиса обвиняли в бездумной погоне за деньгами (по контракту с немцами ему причиталось 60 миллионов фунтов за три сезона) и прочили ему вечное прозябание на подходах к подиумам.


Но причиной перехода была не огромная зарплата, ведь «Макларен», вырастивший пилота тоже предлагал мультимиллионный чек. Конфликты с родной командой спровоцировал деспотичный стиль управления и внушительный список требований, предъявляемый дирекцией из Уокинга. Отношение к имиджу и поведению пилотов было насквозь консервативным и по-британски чопорным: со времен Рона Денниса считалось, что гонщики должны выглядеть как настоящие джентльмены и давать интервью исключительно по лекалам корпоративной этики. Занятия вне трека тоже не должны были расходиться с образами, больше подходившими колониальным дипломатам. И, прежде всего, от обоих пилотов требовалось безграничное уважением к цветам команды и ответственность за каждый момент, проведенный в стане «Макларена».



Если Дженсон Баттон как влитой подошел под заданные стандарты, то его напарник подчиняться не хотел: Льюис встречался с поп-звездой Николь Шерзингер, любил вечеринки, относился к персоналу команды как к товарищам с района (пусть и в стремлении стать своим среди инженеров и механиков) и даже иногда неполиткорректно ныл, чем приводил главу компании в бешенство.


После череды неудач по вине команды Хэмилтон устал от «Макларена» и выбрал «Мерседес»: немцы не собирались учить Льюиса жизни, хорошим манерам и правильному дресс-коду. Для ребят из Штутгарта имели значение только лишь гоночные способности – так что после перехода англичанин получил полную свободу самовыражения.


Поменял стиль жизни



С первых же дней в новой команде Хэмилтон пустился во все тяжкие красивой жизни. Критиковал дизайн бейсболок команды и самостоятельно разрабатывал свой, не пропускал  вечеринки с Джастином Бибером и Неймаром и всячески развлекался. Только в 2013 году мир узнал того Льюиса Хэмилтона, которым тот всегда хотел быть.


Хэм запустил тотальный рестайлинг. Обычные сережки заменил бриллиантовыми, на груди прописалась килограммовая золотая цепь, в носу – пирсинг, почти всю поверхность тела очень быстро заполнили татуировки. Льюис постоянно менял невообразимо эксцентричные прикиды, и регулярно менял прически. Под каток перемен попали даже музыкальные пристрастия: после ламповых переборчиков на гитаре Хэмилтон увлекся рэпом.


Руководитель «Мерседеса» Тото Вольфф все эти годы повторял, что команда не против насыщенной жизни пилота, пока они не мешают гонкам. И на выступления Льюиса его стиль жизни в самом деле почти не влиял: англичанин лишь раз уступил длительную серию побед предельно мотивированному Нико Росбергу в конце 2015-го и начале 2016 года. Да и то – быстро собрался и вернулся в борьбу, не выключаясь до последнего Гран-при.



Несмотря на обретенную свободу, парень из Стивенейджа отказался тонуть в безответственности. Он внимательно подходил к сохранению физической формы и не опускался ниже определенного довольно высокого уровня, недостижимого для подавляющего большинства остальных гонщиков. Хэмилтон не появлялся в таблоидах и светской хронике курящим и даже критиковал идею «праздничной сигары» после победного Гран-при США. Обильные вечеринки во время сезона не заканчивались скандальными выходками пьяного чемпиона, и на многих событиях Льюис появлялся в компании неисполнительного директора «Мерседеса» Ники Лауды, который вряд ли стал бы покрывать англичанина в случае неподобающего поведения.


Можно как угодно относиться к личности Хэмилтона и невмешательству команды, но нельзя не признать, что его популярность (и, соответственно, конюшни из Бракли) во многом связана со стилем жизни. Он активен в соцсетях и привлекает новую «рэперскую» публику, поднимает интерес к «Формуле-1» по всему миру и открывает новых болельщиков.


Окончательно расстался с девушкой и перестал по ней страдать



Бывший механик гонщика Марк Пристли рассказывал, что «уровень выступлений Льюиса напрямую зависел от эмоционального заряда, полученного в личной жизни». Когда в отношениях с Николь Шерцингер все шло отлично, англичанина было не остановить. Однако за восемь лет пара несколько раз расставалась: то из-за плотного не совпадающего графика, то из-за чьих-то мнимых измен, то из-за разницы в возрасте (певица на семь лет старше), то из-за разногласий во взглядах на необходимость свадьбы — и каждый случай разрыва совпадал с небольшим спадом в гоночных результатах Льюиса.


В интервью регулряно проскакивали признания в любви к Николь — и пара вновь и вновь воссоединялась вплоть до 2015 года. И только когда партнеры вырвались из замкнутого круга и поставили точку в отношениях, Льюис провел один из лучших сезонов в карьере, завоевав титул за четыре гонки до конца чемпионата. С тех пор Хэмилтон пор становился лишь сильнее — несмотря на старания Нико Росберга и горящие двигатели.


Стал веганом



Когда Льюис рассказывал об исключении красного мяса из рациона два года назад, в соцсетях и на реддите появилась куча тем с общей идеей «опять он позерствует». Но в начале сезона-2017 англичанин отказался от курицы, а полтора месяца назад исключил и рыбу, окончательно перейдя в веганство. Никаких сожалений пилот не испытывает – даже напротив, хвалит новую диету:


«Теперь я чувствую себя лучше, чем когда-либо. Это решение можно назвать одним из лучших в карьере — важнее был только переход в «Мерседес».


Диетологи поддержали англичанина в его экспериментах. Найджел Митчелл, ведущий специалист английского института спорта и «Макларена» по части питания, объяснил, какие преимущества Льюис получил благодаря веганству:



«Намного проще удерживать или снижать массу тела, если употреблять растительную пищу. Я работал в «Формуле-1», и многие пилоты из кожи вон лезли, чтобы похудеть и благодаря этому стать быстрее».


Дебби Смит, лектор по спортивному питанию из Университета Лидса, приводит другие положительные стороны (немного сложно будет, но поверьте на слово):


«Повышенное потребление антиоксидантов через продукты вроде ягод и ненасыщенных жирных кислот омега-3 из грецких орехов и семян шалфея сильно поможет результатам за счет улучшения всех когнитивных функций (интеллект, речь, память, внимание)».


Специалисты по питанию прогнозируют снижение холестерина в крови и свободных радикалов в клетках, что теоретически поможет сохранить оптимальную форму спортсмена до сорока лет. Эффект от полного перехода на растительные продукты полностью индивидуален, но если Хэмилтон чувствует значительные улучшения – значит, все делает правильно.


Уволил отца с поста менеджера



Первый и самый важный шаг Льюиса на пути к доминированию. Без разрыва деловых отношений с Энтони Хэмилтоном все предыдущие пункты просто не случились бы: отец сильно ограничивал сына и сдерживал его поведение. Энтони ввязывался во все конфликтные ситуации, связанные с Льюисом, и оттягивал удар на себя, освобождая отпрыска от общественного давления.


Схема работала первые два сезона, когда англичанин сходу вступил в сражение за титул с лучшими пилотами «Формулы-1» и оказался под колоссальным прессингом. Однако после завоевания заветного «болта» в 2008 году Хэмилтон-младший уже не мог прятаться за спиной отца — ведь ни один чемпион никогда так не поступал, и лишняя опека выглядела просто смешно. Ситуация задевала немалое эго Льюиса, и он принял решение об увольнении. Место Энтони занял Саймон Фуллер, менеджер Дэвида Бэкхема и Энди Маррея, а отец с сыном поругались на много лет.


Тем не менее оба Хэмилтона согласились с пользой маневра. Льюис превратился в одного из самых популярных пилотов благодаря помощи нового менеджера, ассистировавшего парню при заключении коммерческих соглашений и сделки с «Мерседесом». В конце концов, Энтони признал ошибки и помирился с сыном:


«Это было самое правильное решение. Он не был ребенком. У него уже был титул «Формулы-1», – сказал отец гонщика.


Теперь его мальчик — четырехкратный чемпион мира.


Фото: Gettyimages.ru/Mark Thompson (1,2,4,6,7), Francois Durand, Malcolm Griffiths, Vladimir Rys, Clive Mason

Комментарии: 26
Комментировать
Новости СМИ2
waplog