Войти Полная версия
Артём Рубанков
15 декабря 18:50
С этими людьми гонщики «Формулы-1» общаются чаще, чем с женами

Они помогают побеждать.



Любой смотревший «Формулу-1» хоть раз наверняка слышал, как пилоты обсуждают с командным мостиком по радио отрывы от соперников, технические проблемы, работу двигателя или шасси или время заезда на пит-стоп. Человек, спокойным голосом отвечающий даже на самые истеричные и негодующие опусы пилотов – это гоночный инженер.


Чем гоночный инженер занимается во время заездов


Он владеет всей информацией о работе болида, стратегии и ходе гонки, оглашая ее по радио в случае необходимости. Эти обязанности нельзя разделить на несколько человек, ведь в «Ф-1» каждая секунда имеет значение, а любой пересказ информации другим людям занимает слишком много времени. Потому в случае необходимости гоночный инженер должен разбираться с проблемами в одиночку. Конечно, по возможности он раздает запросы всей остальной команде на базе и пит-уолл, параллельно собирая дополнительную информацию – но все равно последнее слово (сказанное по радио пилоту) остается именно за гоночным инженером (большие боссы подключаются к диалогу лишь в каких-то экстремальных случаях).


Причем на принятие решения у парня за пультом зачастую есть всего пара мгновений. Например, когда во время гонки начинается дождь и трасса становится слишком мокрой, он должен моментально оценить ситуацию и к подъезду пилота к пит-лейн понять, нужно ли звать подопечного на пит-стоп. В случае ошибки на длинном автодроме типа Спа гонщик просто потеряет прорву времени относительно выбравших верную стратегию противников и проиграет гонку. То же самое произойдет, если инженер не успеет принять решение.



Когда с болидом возникают проблемы, любое промедление грозит смертью для очень дорогой техники, не говоря уж о спортивных результатах пилота. Поэтому инженер обязан с полуслова понимать своего протеже и за секунды искать или рассчитывать необходимую информацию. Причем реплики пилота по радио зачастую звучат не особо разборчиво из-за шума мотора, но человек на командном мостике должен справляться с любой дикцией. Отвечать нужно также четко, спокойно и уверено, ведь если гонщик заподозрит сомнения в полученных инструкциях, он вряд ли сможет им доверять и атаковать на полную в каждом повороте. Трудно лететь на скорости в 300 км/ч в быстрый вираж, ожидая подвоха от болида.


В случае какой-то спорной ситуации на треке или особых пожеланий от руководства конюшни гоночный инженер выступает медиатором между своим протеже и командой. Так что и тяжелые фразы вроде «Фернандо быстрее тебя, понял ли ты сообщение?» приходится тоже произносить именно им — все тем же ровным голосом.


Чем еще занимаются гоночные инженеры на Гран-при


Естественно, их обязанности не ограничиваются беспроводной психотерапией. Огромный кусок важнейших задач вообще остается вне трансляции: деятельность кипит и до начала гонки, и перед квалификацией, и во время практик, и в перерывах между сессиями.


Сперва пилоты и прикрепленные к ним инженеры дружной компанией обследуют трек сразу по прибытию. Целая команда изучает каждый метр дорожного полотна, оценивает его состояние и абразивность, ищет кочки, неровности и прочие неприятные сюрпризы. Изучается жесткость поребриков и определяется, на какие можно заехать, а каких лучше сторониться. В процессе разрабатывается целая стратегия поведения на каждом участке и находятся пути возвращения на гоночную траекторию в случае вылета с трека. Пожелания стюардов тоже учитываются.



Затем гоночный инженер составляет список задач на свободные тренировки, чтобы проверить информацию с проходки и первого брифинга. После первых сессий он собирает данные о работе болида и эффективности шин при разных настройках, сопоставляя их с отзывами пилота. На основании полученной информации формируется финальная конфигурация болида на квалификацию и гонку, а также высчитывается оптимальное время прохождения дистанции. После этого инженер вместе с пилотом разрабатывают несколько планов на Гран-при — на случай форс-мажорных обстоятельств.


Здесь важны не только постоянное спокойствие и уверенность, но еще и взаимопонимание с гонщиком — или даже взаимное доверие. Ведь пока не слишком опытный пилот только осваивается в «Формуле-1», то нуждается в советах старшего товарища касательно настройки болида или вопросов тактики.


Во время квалификаций инженер, помимо прочего, следит за ситуацией на треке и подбирает правильный момент для выезда, чтобы подопечный не попал в трафик. Без его отмашки механики просто не выпустят болид из боксов.


Роль гоночных инженеров вне Гран-при



На предсезонке, тестах и во время работы на симуляторе от этих парней зависит не меньше, чем в активный соревновательный период. Инженеры целиком и полностью несут ответственность за развитие пилотажа гонщиков, так что если кто-то за рулем реального болида раз за разом допускает на трассе одну и ту же ошибку — виноват не только спортсмен. Персонал за пультом обязан отслеживать такие моменты на телеметрии и пояснять, что делается не так. Понятно, что с таким объемом работ пилоты общаются со своей технической командой чаще, чем с женами, семьями и детьми.


Медиация технических аспектов тоже полностью лежит на плечах гоночных инженеров Пилот не общается напрямую с конструкторами – он делится своими впечатлениями от машины на тестах, практиках и съемочных днях именно с парнем за пультом, чтобы тот сопоставил информацию с техническими спецификациями и передал результат конструкторам. Причем именно инженеры расставляют приоритеты на очередности изменений или доработок — именно поэтому взаимопонимание между пилотом и его радионапарником иногда часто определяет успех гоночного сезона. Инженер должен полностью понимать предпочтения гонщика, его стиль пилотажа и потребности за рулем болида: в случае малейших нестыковок к конструкторам уйдет неправильная информация, и результат окажется труднопредсказуемым. Даже наличие армии из гениальных эдрианов ньюи в техническом штабе не поможет пилоту выжать максимум из не подходящей ему техники, а исправление ошибок проектирования стоит очень дорого и может занять недели или даже месяцы — и сезон окажется проигранным еще до первого Гран-при.


Каким должен быть современный гоночный инженер



Раньше гоночным инженером мог стать простой механик, отлично ладящий с пилотами (пример — великий и ужасный руководитель «Макларена» Рон Деннис). Но те времена ушли: сегодня, как вы поняли, должность требует огромного пласта общих технических и автоспортивных знаний . И теперь их можно получить в вузе! Университет Оксфорд-Брукс, Бедфорда, Дерби, Лондона и Суонси готовит специалистов по гоночным направлениям. Все команды в «Формуле-1» и прочих сериях тщательно следят за выпускниками и стараются заполучить лучших новичков к себе на стажировку еще во время обучения. «Уильямс» даже содержит собственную программу поддержки молодых талантливых специалистов.


Конечно, как таковой специальности «гоночный инженер» в вузах нет – там обучают «инженерному делу в автоспорте». Конкретная роль выпускника формируется уже в составе команды после приема на работу. Именно там ему подбирают должность в соответствии с потребностями коллектива, личной предрасположенности новичка, его резюме и стремлений к дальнейшему развитию. При этом из-за широкого спектра полученных знаний гоночный инженер способен изменить направление работы и и уйти в технический отдел.


Если все пойдет хорошо и новичок доберется до пит-уолл «Формулы-1», его зарплата может превысить миллионолларов — и кто теперь скажет, что она не оправдана? Пилот неправильным решением рискует запороть Гран-при, а ошибка гоночного инженера может привести к неудачному сезону.



Если парень покажет себя талантливым конструктором или менеджером, то может пойти на повышение: например, возглавить весь технический отдел, как случилось с бывшим радиопомощником Михаэля Шумахера Пэтом Симондсом. Но чаще всего хорошие гоночные инженеры, наладившие идеальный контакт с кем-то из пилотов, надолго остаются на своей должности – ведь их очень трудно заменить. Некоторые даже переходят в новые команды вслед за своими гонщиками, чтобы не разрывать установившуюся «химию» и выдавать максимум эффективности. Иногда отношения становятся настолько тесными, что инженеры в спешке называют новых подопечных именами предыдущих протеже. Так что если услышите такое — сильно не удивляйтесь: за неуклюжими словами может разворачиваться целая внутренняя трагедия.


Фото: Gettyimages.ru/ Mark Thompson, Peter Fox, Clive Mason, Charles Coates, Pascal Rondeau

Комментарии: 10
Комментировать
Новости СМИ2
waplog