Войти Полная версия
Артём Рубанков
13 октября 09:05
«Уильямс» объявил пилота на 2019 год. Это не Сироткин

Но у русского гонщика еще остались варианты.


Главный аутсайдер «Формулы-1» неожиданно рано объявил первого из гонщиков на 2019 год — им стал не действующий пилот команды Сергей Сироткин, а лидер «Формулы-2» Джордж Расселл. 20-летний протеже «Мерседеса» из графства Норфолк во весь голос заявил о себе в последних сезонах после победы в британской «Формуле-4» и GP3 – хотя в 2016-м казалось, что его карьера немного забуксовала после поражения в «Ф-3» не только от Ланса Стролла, но и от Максимилиана Гюнтера. Тем не менее, Расселл сумел переломить ситуацию, пробился в «Ф-2» и выиграл в ней шесть заездов — титул лучшей молодежной серии мира почти со стопроцентной вероятностью достанется Джорджу в конце ноября на этапе в Абу-Даби.



К тому же, гонщик программы «Мерседеса» сам по себе проявил недюжинную смелость, самостоятельно попросившись в «Уильямс» в обход руководителей немецких гоночных проектов.


«Мы впервые связались за пару недель до Гран-при Германии – рассказал Джордж изданию Motorsport.com. – Я просто позвонил Падди и сказал: «Хочу быть в «Уильямсе» в будущем году. Можем ли мы встретиться с вами и Клэр [Уильямс]? Именно это стало первой реальной отправной точкой. Я знал, как все происходит в «Формуле-1», и мне нужно было воспользоваться возможностью Уик-энд в Хоккенхайме принес первый контакт с командой, тогда и началось все движение.


Я предпочитаю всегда получать информацию из первых рук вместо того, чтобы ждать, пока Тото Вольфф или кто-то из «Мерседес» согласует за меня какие-то пункты контракта».


Что ж, его настойчивость обеспечила многолетний контракт.



Расселл подходит стратегии «Уильямса»


Английские гонщики не выступали на постоянной основе за конюшню из Гроува с 2001 года — но Джордж привлек «бело-синих» не только национальностью. По мнению авторитетного эксперта Джо Сейварда, подписание молодой восходящей звезды должно выступить мощным мотиватором для провалившего сезон коллектива (последнее место в Кубке конструкторов и всего 7 очков за 16 Гран-при): как бы ни были сильны действующие рента-драйверы, они все-таки не обладают столь же сильным влиянием на настроения внутри персонала. Журналист сравнил потенциальный выхлоп от дебюта Расселла в составе «Уильямса» с преображением «Заубера» после перехода Шарля Леклера – после пяти очков в 2017-м швейцарцы уже заработали целых 27 в текущем сезоне, вошли в топ-5 по скорости пит-стопов и сделали первые шаги к цели — четвертому месту в Кубке конструкторов в 2019-м.


К тому же конюшня из Гроува традиционно предпочитает подписывать молодых пилотов и развивать их до высочайшего уровня, претендуя на хорошие отступные при переходе своих протеже в конюшни посильнее. Таким путем прошли Ланс Стролл (по слухам, он заплатит круглую сумму за выкуп своего контракта и переход в «Форс-Индию), Валттери Боттас (компенсация за его переход в «Мерседес» по разным инсайдам, насчитывает от 3 до 7 миллионов евро), Нико Росберг (тоже перешел в «Мерседес»), а также Хуан-Пабло-Монтойя с Нико Хюлькенбергом, Дженсоном Баттоном, Жаком Вильневом и Дэвидом Култхардом. «Уильямс» привык доверять молодежи — вряд ли найдется команда «Ф-1», чаще дающая шансы героям «Ф-2», «Ф-3» и прочих юношеских серий.



Дэвид Култхард и Дэймон Хилл, 1995 год


Более того, Расселл вряд ли пришел без поддержки: «Мерседес» почти без сомнений пообещал взамен серьезные скидки на двигатели. Все-таки полный комплект на сезон стоит почти 21 миллион долларов — даже половина такой суммы удовлетворила бы руководителей команды.


Тупик для Окона


С подписанием Расселла мест для талантливейшего француза из «Форс-Индии» просто не осталось: руководитель «Мерседеса» Тото Вольфф недаром уточнил нежелание столкивать лбами собственных протеже.


«И Эстебан, и Джордж заслуживают места в «Формуле-1», – рассказал австриец перед Гран-при России. – Мы работаем над вариантами и будем тщательно размышлять, что для них лучше. Стадии карьеры у обоих разные. Джордж все еще борется за титул в «Ф-2», но его ситуация не такая сложная, как у Эстебана. Не думаю, что кто-либо из них хочет... как бы сказать – пересечься или встать на пути у другого».



Тогда же Вольфф прояснил: фактически у «Мерседеса» есть шанс помочь только одному из молодых звезд.


«Как видите, у нас нет партнерских команд в «Формуле-1» – вроде «Торо Россо» у «Ред Булл» или «Заубера» и «Хаасом» у «Феррари», – развел руками Тото. – В таком случае очень сложно найти подходящее место для юных пилотов. К тому же, 99 процентов наших ресурсов вкладываются в собственную команду, а за самим молодым пилотом должен стоять какой-то коммерческий смысл. Просто продолжать платить за выступления молодежи в «Формуле-1» мы не хотим. Мы в течение двух лет поддерживали Паскаля Верляйна, то же самое делали и с Эстебаном, и определенно помогли Джорджу добиться того, чего он сейчас достиг. Но на определенном этапе такая бизнес-модель становится невыгодной – она не для нас».


Похоже, руководитель «серебряных стрел» четко обозначил пределы поддержки заводской команды: два года, после которых гонщик либо должен перейти в основную команду, либо искать себе место самостоятельно. Верляйна в соответствии с этой философией с данной философией отпустили из программы (и он, по слухам, почти устроился в «Торо Россо»), а срок Эстебана истекает в конце текущего сезона. Судя по всему, его ждет должность резервиста и тест-пилота в основе «Мерседеса» с прицелом на переход в напарники Льюиса Хэмилтона, если вдруг контракт Валлтери Боттаса решат не продлевать.



Положение Сироткина запуталось


Раннее объявление одного Расселла выглядит отчасти странным: обычно если команда на все сто уверена в кандидатах на места боевых гонщиков, то объявляет их вместе. Более того, большинство экспертов считало, что после ухода Строллов вместе с их финансовой поддержкой «Уильямс» нуждается в спонсорстве «СМП» как никогда. Но никакой конкретики о контракте Сергея так и не появилось, вызвав новую волну слухов о судьбе второго «бело-синего» кокпита.


Сам пилот сделал все от него зависящее: он приятно удивил персонал «Уильямса» отношением к делу, проводя к инженерами максимальное количество времени, победил напарника по квалификациям со счетом 9:7 и блестяще заявил о себе общественности как минимум на Гран-при Сингапура. Его старания заметили даже эксперты из официального пула «Формулы-1» и включили его в свой рейтинг лучших пилотов месяца на шестом месте — выше Райкконена, Феттеля, Леклера, да и Ланса Стролла после отличного отрезка в чемпионате (канадца поставили десятым).



Также Сергей доказал способность к прогрессу: по ходу чемпионата он исправил старты и уже не проигрывает по несколько позиций на первых метрах. И если раньше москвич после использования непонятной или рискованной тактики финишировал позади напарника — теперь на последнем Гран-при Японии при схожих обстоятельствах сохранил более высокую позицию. Ошибки Сироткина крайне редки не ведут к серьезным последствиям: самой значительной из них стал занос в сочинской квалификации от чрезмерного старания. Вряд ли Сергей мог сделать больше при наличии самой слабой машины в пелотоне — и он несколько раз ясно и прямо рассказал прессе о своем желании остаться в «Уильямсе». Но по словам владельца гоночной программы «СМП» Бориса Ротенберга, переговоры с командой пока далеки до завершения и даже какой-то конкретной стадии.


В подобных условиях менеджера Сироткина заметили на переговорах с Гельмутом Марко: после объявлений о подписании Квята в «Торо Россо» сразу пошли слухи о возможном найме Сергея на роль напарника Даниила. Но консультант программы «Ред Булл», как правило, не склонен брать гонщиков с финансовой поддержкой за пределами своей системы, так что подобный маневр стоит расценивать исключительно как хитрые шахматные комбинации. Менеджмент Сироткина наверняка хочет снизить объем спонсорского финансирования за выступления из-за провального 2018-го, слабо  поспособствовавшего развитию карьеры Сергея, и прибегает ко всем классическим методам давления. «Уильямс» же однозначно хочет прежнюю сумму в 15 миллионов долларов и потому прибегает к схожей тактике: в зарубежной прессе вновь всплыла фамилия Роберта Кубицы со спонсорским пакетом уже в 10 миллионов (в прошлом году польская нефтяная компания «Лотос» давала только 7 миллионов). Вероятно, новая сумма выбрана совсем не случайно: должно быть, англичане готовы возобновить переговоры о продлении контракта только при превышении данной отметки.


Для Сергея не все потеряно



За московского пилота говорит заявление о многолетнем контракте на февральском объявлении: «Уильямс» умеет считать деньги и в случае внушительной компенсации на досрочный разрыва никогда не пойдет. К тому же, у Сироткина практически нет конкуренции: после заключения под стражу отца Артема Маркелова на рынке не осталось быстрых гонщиков с хорошей спонсорской поддержкой (кроме Маркуса Экриссона — но он, судя по всему, станет вечным узником симулятора в «Заубере). Все-таки Роберт Кубица даже со своими десятью миллионами и ролью возможного наставника Расселла является слишком рисковым вариантом: если у поляка не выйдет, придется срочно искать замену и компенсировать спонсорские контракты — следовательно, есть шанс остаться вовсе без денег. «Уильямс» все-таки не может себе такого позволить в свете ухода генерального спонсора «Мартини» и финансирования от семьи Строллов — а англичане традиционно предпочитают выбирают более определенное будущее. В таком случае единственным дискуссионным вопросом по контракту Сироткина остается лишь сумма спонсорской поддержки.


Сергею же остается лишь ждать и выступить в оставшихся Гран-при столь же ярко и неуступчиво, как и против Серхио Переса на Гран-при Сингапура. Чтобы в «Уильямсе» не сомневались в продолжении сотрудничества в 2019-м.


Фото: globallookpress.com/Xavier Bonilla; instagram.com/williamsmartiniracing; Gettyimages.ru/Mike Hewitt/Allsport; REUTERS/Toru Hanai; globallookpress.com/Hoch Zwei

Комментарии: 27
Комментировать
Новости СМИ2
waplog