Войти Полная версия
Артём Рубанков
28 января 12:23
Оказывается, Шумахер попал в чемпионскую команду всего из-за одного слова. Без него не было бы побед

Сейчас все знают Михаэля Шумахера как Красного барона, икону «Феррари» и символ их побед: немец вместе с командой из Маранелло выиграл пять чемпионских титулов подряд с 2000-го по 2004-й.


До периода в Скудерии Михаэля знали как Солнечного мальчика – звезду «Бенеттона», задоминировавшую пелетон в 1994-м и 1995-м. Именно тогда Шумахер выиграл первые титулы и начал путь к величию. Однако столь красивая история могла даже не начаться.



В 1991 году немец вместе с менеджером Вилли Вебером искал любые шансы устроиться в «Формулу-1». У Михаэля были титул в «Формуле-3», поддержка со стороны «Мерседеса» и «Заубера», а также спонсоры «Тик Так» и «Декра» – но в главной серии о нем все равно почти никто не слышал.


«Интересовался ли я Михаэлем? Не уверен, что смог бы даже правильно произнести его фамилию, – вспоминал позже Эдди Джордан – владелец команды, в составе которой Шумахер дебютировал в «Ф-1». – У меня почти не было интереса к гонщику по имени Михаэль Шумахер. Хотя мне многократно предлагали его – но мне было все равно.


Я беспокоился о выживании команды. Мне нужны были деньги. Несколько человек постоянно уговаривали меня: «Боже, боже, ты должен на него взглянуть! Этот парень, Михаэль Шумахер, из него выйдет толк». И меня в конце концов это достало. И как-то раз я сказал: «Хватит, просто скажите мне, какой у него бюджет. Не говорите мне, как он хорош – скажите, сколько у него денег. Мы даже его фамилию на болиде не сразу написали правильно».



«Шумахера я включил только из-за имени: тогда я увлекался футболом, а такая же фамилия была у вратаря одной немецкой футбольной команды (вероятно, речь идет о Харальде «Тони» Шумахере, вратаре «Баварии» и сборной Германии из 1991-го – Sports.ru), – рассказывал и руководитель «Бенеттона» Флавио Бриаторе. – Понятия не имел, что он за гонщик, но был уверен: эта фамилия снова станет известной».


Однако даже такого интереса «Джордана» молодой немец не дождался, если бы не инцидент между лондонским таксистом и гонщиком команды Бертраном Гашо. Бельгиец брызнул кэбмену в лицо из газового баллончика и получил 18 месяцев реального тюремного заключения – кокпит освободился, и Эдди занялся поиском замены с наибольшей спонсорской поддержкой. Гонку за зеленый кокпит как раз и выиграл Шумахер – и очаровал всех на дебютном Гран-при Бельгии: седьмое место в квалификации, четвертое – в разминке, но сход из-за отказа сцепления.



Гиганты «Формулы-1» моментально обратили внимание на молодого немца. Больше всех переходом заинтересовались «Бенеттон» и Бриаторе – итальянцы предложили Шумахеру контракт, но Джордан утверждал, будто Михаэль уже связан соглашением именно с ним. Началась настоящая юридическая война.


«Когда Экклстоун приехал в Спа перед тем Гран-при, то внезапно обнаружил 20 тысяч дополнительных человек перед воротами трека, – рассказывал Эдди. – Они приехали из Керпена – родного города Михаэля, находившегося неподалеку от границы с Бельгией. А Берни принял это за возросший немецкий интерес к «Формуле-1» и подумал: «хм, надо это использовать – теперь у нас есть немецкий пилот, надо найти ему место».


Он позвонил Флавио и попросил его дать ему болид. Потом Берни собрал в Италии всех, включая меня, и столкнул лбами. Мне предписали отпустить Михаэля, Флавио должен был освободить одно из мест, а Мартин Брандл больше не претендовал на «Бенеттон». Именно так Шумахер и перешел в «Бенеттон». Я сражался за него в британском суде, но проиграл дело с резолюцией «мы не имеем права удерживать человека от его распоряжения своей судьбой».



Я решил зайти с другого конца – позвонил Роберто Морено и сказал: «Роберто, дело простое. Ты теряешь место в «Бенеттоне». Тебя заменят на Михаэля Шумахера, потому что никто не станет менять Нельсона Пике (трехкратного чемпиона «Ф-1»). Однако у меня есть решение – тебе придется обратиться в суд». Я объяснил ему, что следует нанять итальянского адвоката и обратиться в итальянский суд с иском, запретившим бы «Бенеттону» продать его место и защитившим бы его контракт с правом на место в болиде до конца сезона. Итальянский судья подтвердил притязания, и «Бенеттон» встал перед выбором. Им пришлось договариваться со мной и Роберто».


Версия Флавио Бриаторе в свою очередь оказалась немного другой.


«У нас возникли большие проблемы с Эдди Джорданом, потому как он верил, что заключил с Михаэлем долгосрочный контракт, – рассказал руководитель «Бенеттона». – В Монце нас ждала огромная драма: боксы опечатали местные власти стараниями Эдди. Я хотел посадить Шумахера на место Морено и предложил бразильцу соглашение в виде отступных и бонуса в полном объеме, объяснив, что в следующем сезоне он по-любому вылетает. Но в конце концов мы взяли Михаэля, потому что у него не оказалось контракта с «Джорданом». Морено в итоге остался доволен.


Эдди говорит, что все было не так? Это не правда. Тогда в Монце мы с ним даже не разговаривали: Берни Экклстоун ходил от моего моторхоума к его моторхоуму с сообщениями».


Однако ютуб-канал издания Autosport обнародовал официальное письмо Михаэля Шумахера к Эдди Джордану, посланное еще перед дебютом в «Формуле-1».



«Дорогой Эдди! – гласит оно. – Подтверждаю, что если вы позволите мне дебютировать на Гран-при Бельгии 1991 года, я подпишу с вами контракт пилота с гонки в Монце на 1991, 1992 и 1993 годы, а также на 1994-й с учетом первой опции «Мерседеса». Контракт будет подписан в форме соглашения на ваших условиях, но любые моменты подлежат личному обсуждению. (последнее предложение зачеркнуто).


Я осведомлен, что «Заубер»заплатит вам по 150 тысяч фунтов стерлингов за каждую гонку в 1991 году.


Также я осведомлен, что вы требуете по 3,5 миллиона долларов за сезоны 1992 и 1993 годов, и если я или мои спонсоры не предоставят вам этих средств, вы будете полностью вправе отказаться от моих услуг на эти сезоны.


Искренне ваш, Михаэль Шумахер».


Выходит, Эдди Джордан был не так уж и не прав, когда утверждал, что заключил многолетний контракт с немцем – он-то свои обязательства полностью выполнил.



«До сегодняшнего дня я никогда не слышал о существовании этого документа, – заявил в ролике Autosport технический директор «Джордана» на тот момент Гэри Андерсон. – Я только слышал ранее, что в нашем соглашении были какие-то неправильные формулировки – именно поэтому мы проиграли в суде».


«Ключевой момент письма – «I will sign A driver agreement», – зачитал ведущий шоу Гленн Фриман. – Самое важное здесь — что слово «The» в конечном варианте письма заменили на «а» – и как раз на это и упирал менеджмент Шумахера. С такой формулировкой они могли подписать абсолютно любое соглашение с «Джорданом» – например, о посещении завода в Сильверстоуне и ланче с Эдди. Любое соглашение».


Суть в правилах английского языка: неопределенный артикль «а» используется в тех случаях, когда говорят о каких-то неконкретных вещах – например, «а dog» обозначает не просто собаку, а любую собаку. Если речь идет о какой-то определенной собаке, используется артикль «the» – и если бы письмо отправили в неотредактированном виде, то Шумахер бы в самом деле расписался бы в намерениях заключить определенный контракт с «Джорданом».


«Я не эксперт в юридических вопросах, но здесь есть и еще одна сторона, – рассказал Андерсон. – В те годы у «Джордана» была еще и компания по работе с пилотами. Михаэль же в письме сообщил «подпишу контракт с ВАМИ», а не «с «Джорданом», так что данная формулировка действительно странная. За это тоже вполне можно зацепиться в суде. Но у нас был великолепный уик-энд в Спа, и если бы сцепление не сломалось на старте, у Михаэля даже были шансы на победу.


Но на следующий год мы подписали контракт на поставку моторов с «Ямахой», так что для его карьеры лучшим решением было перейти куда-то, потому что двигатели оказались якорем для нашего корабля. В то время мы были новой маленькой командой – у нас на базе работало 28 человек, из которых мы брали 27 на гонки. Бесплатные двигатели «Ямаха» теоретически должны были нас спасти, но в результате их слабая мощность плохо повлияла на команду, они еще и взрывались при любой возможности. Из-за них у нас вскрылись и проблемы с коробкой передач, на решение которых ушло много времени. Михаэль никак не исправил бы ситуацию даже при всех его талантах».



Флавио Бриаторе, Михаэль Шумахер и Вилли Вебер


«Это был идеальный переход для Шумахера, – согласился журналист Эдд Стро. – Он оказался в команде, которая не могла позволить себе подписать суперзвезду в лучшей форме – Нельсон Пике, например, явно сдавал, и переход Михаэля закончил его карьеру в «Ф-1». Но именно такой переход и дал конкретно Шумахеру шансы помечтать о титуле. Он хотел быстро попасть в побеждающую команду.


«Джордан» в 91-м отлично выступал, но вряд ли кто-то реально ожидал от них борьбы за титул – первая победа к ним пришла только в 98-м. Шумахер не мог позволить себе ждать так долго. Он оценил ситуацию в «Бенеттоне», увидел там шанс и сделал все от него зависящее. Останься он в «Джордане» – ни за что не стал бы лучшим гонщиком пелотона в 94-м, а ведь с опцией «Мерседеса» он вообще мог оказаться в «Заубере» в момент прихода команды в «Ф-1» (первый сезон швейцарцы провели в 1993-м – прим. Sports.ru)».


И мельчайшая юридическая оговорка в одно слово помогла немцу сотворить историю.


Источник


Фото: globallookpress.com/Eduard Bopp/imago; Gettyimages.ru/Howard Boylan/Allsport; globallookpress.com/imago/Crash Media Group; youtube.com/Autosport; globallookpress.com/imago/WEREK, imago/HochZwei/Ronco

Комментарии: 33
Комментировать
Новости СМИ2
waplog